alex54sar (alex54sar) wrote,
alex54sar
alex54sar

Category:

Нужно ли Союзное государство в эпоху коронавируса? В РБ в это верят не все

Автор:  Дмитрий РОДИОНОВ

Интервью белорусского президента телерадиокомпании «Мир» было приурочено к 75-летию Великой Победы и отмечаемому 2 апреля Дню единения народов России и Белоруссии. Именно второй повод, ожидаемо, стал основной тематикой интервью. Ничего принципиально нового Александр Лукашенко не сказал, однако из озвученных им тезисов стало предельно ясно, как именно он оценивает характер отношений между РБ и РФ за последние 20 лет.

Отвечая на вопрос, как он видит развитие Союзного государства с учетом всех имеющихся нюансов, белорусский лидер подчеркнул, что он не отказывается ни от одного пункта Договора о создании Союзного государства, в том числе от таких серьезных, как единая валюта. «Мы не против единой валюты, но только это должна быть нейтральная валюта. Это не белорусский рубль, не российский», – заявил он.

Очень хорошо. Разве с этим кто-то спорит?

Лукашенко совершенно правильно подчеркивает, вопрос не в том, какой это будет рубль, а в том, где будет эмиссионный центр. «И даже не где, а кто будет управлять эмиссионным центром. Это будет на равных или, поскольку Россия большая, она будет управлять своим рублем, а мы свой ликвидируем и к ним присоединимся?» – поясняет белорусский лидер.

Рубль-то может быть нейтральным, а вот эмиссионный центр не может быть таковым, он физически должен находиться на территории одной из стран.

Напомню, что эмиссионный центр евро находится в Германии. И в его работе участвуют представители всех стран-членов ЕС. На равных. И никому не приходит в голову присоединяться к Германии, которая, пусть не самая большая по площади, но самая большая по экономике, что неоспоримо. Никого в ЕС это не напрягает, никто не обвиняет Берлин в краже суверенитета.

Или же Батька хочет, чтобы единую валюту печатали в Минске? При всем уважении к белорусскому суверенитету это было бы странно. Как странно отрицать, что Россия в разы больше Белоруссии: и по площади, и по численности населения, и по экономике. Пытаться равнять их во всем – это то же, что пытаться натянуть сову на глобус. Очевидно же, что страны разные, с разным потенциалом, как очевидно, что самец физически более развит, чем самка. С этим едва ли кто будет спорить.

Но Лукашенко пытается. Он считает, что со стороны Москвы это «имперские замашки». «Если Россия сегодня, отказавшись от этих имперских замашек (мы – большие, а вы – малые), готова на это, давайте вести переговоры, давайте будем определяться».

Хорошо, спишем это на заигрывание Батьки перед «патриотическим» электоратом, хочется верить, что сам он прекрасно понимает необоснованность и абсурдность некоторых своих требований.

Ведь, как он сам же говорит, речь идет о создании равных условий для граждан, предприятий и двух государств в целом. Но это не значит, что общая валюта должна печататься в Минске, в Минск должны уходить налоги, в Минске должны сидеть общие органы власти только потому, что иначе будет отдавать неравенством и «имперскими замашками».

Заявления Лукашенко нередко напоминают заявления радикальных феминисток, которые в отстаивании прав женщин нередко перегибают палку, пытаясь выставить женщин и мужчин равными абсолютно во всем, а на предложение пойти поработать в шахту обвиняют оппонента в «шовинизме».

Идем дальше. Лукашенко обвиняет Россию в нарушении договора, вернее, по его словам, во всем виноват коронавирус, но ясно же, что камень в огород Москвы, которая в условиях пандемии закрыла границы. Он заявляет, что если России надо было что-то предпринять, то следовало хотя бы посоветоваться, предупредить белорусскую сторону о закрытии границ.

«Я понимаю, если бы там возникла какая-то жуткая ситуация и надо было срочно принять меры. Но логики ведь не было тогда. В Беларуси ситуация была не хуже, чем в России, – значительно лучше. Я настаиваю, что и сегодня не хуже. Во-вторых, зачем отрезать от этого Союзного государства ту основную часть, где нет проблем. И в то же время они внутри страны (а Россия огромная) не поделили на части, чтобы перекрыть движение людей и носителей коронавируса. Это обычное было головотяпство. А как насчет формулы «друг познается в беде?»

Хороший вопрос. Да, Александр Григорьевич, друг во время беды (эпидемии) не распахивает границы, отказываясь предпринимать какие-либо меры. Да, в Белоруссии ситуация была лучше, чем в России. Просто потому, что Белоруссия меньше и меньше людей привозило домой вирус.

Но все это, увы. Уже в прошлом. Число заболевших в РБ растет стремительно, и этот рост во многом обусловлен отсутствием своевременной борьбы с вирусом. Не исключено, динамика роста уже скоро будет выше, чем в России, благодаря COVID-диссидентству белорусского лидера.

Далее, больной вопрос наших двусторонних отношений – цены на энергоносители. «В России до недавнего времени цена на природный газ была в 2-3 раза ниже, чем в Беларуси. По нефти то же самое. Скажите, какие равные условия?» – в который уже раз вопрошает А. Лукашенко.

А равные это, простите, как? Такие же цены, как для внутренних потребителей? А ничего, что внутренние потребители платят налоги в федеральный бюджет? Вы в руководстве Белоруссии сами определитесь: равные цены или суверенитет? Два в одном не бывает.

Кстати, общий налоговый кодекс – один из ключевых пунктов создания Союзного государства. Но, напомню, как заявлял в конце прошлого года по итогам переговоров Минска и Москвы глава российского МЭР Максим Орешкин, вопрос так и не удалось решить, наряду с вопросом о ценах н нефть и газ.

При этом А. Лукашенко хочет каких-то запредельных скидок на нефть (каковые ему все эти годы и предоставлялись за счет российского бюджета), чтобы иметь возможность делать бизнес на перепродаже нефтепродуктов за рубеж, не делясь ни с кем (фактически эдакий «внутренний офшор»).

И, повторю, все эти годы такую возможность ему предоставляли, рассчитывая на шаги Батьки навстречу интеграции. Но взамен получая лишь пламенные тирады о приверженности суверенитету.

Требования снижения цены на газ на фоне падения цен в Европе, безусловно, справедливы, но цена в 80 долларов, озвученная Лукашенко, – это спотовая, а контракты «Газпрома» привязаны к цене на нефть, и цена на газ реагирует на изменение цены на нефть обычно через несколько месяцев. А требуемая белорусским президентом цена в 40 долларов – даже ниже средней внутренней цены в России (55 долларов).

Кроме того, в своем интервью А. Лукашенко напомнил о проблемах с поставками на российский рынок белорусского продовольствия. И снова хочется вернуться к вопросу о поставках европейской «запрещенки» под видом белорусских продуктов, контрабандных сигарет и т. п., что позволило зарабатывать белорусскому бизнесу и государству. И на это в Москве тоже долго смотрели сквозь пальцы. Но всему должен быть предел.

С этим белорусский лидер согласиться никак не может. «Если мы не решим вопросы жизни людей и предприятий, которые сегодня стоят в повестке дня, о какой 31-й карте мы можем вести речь, о каких единых валюте и Налоговом кодексе мы можем говорить?» – восклицает он.

То есть снова замкнутый круг: желание получить «стулья» утром, занеся «деньги» вечером. Или вообще не занеся.

Повторимся еще раз: одна валюта, одни налоги, одни законы и органы их принимающие и следящие за исполнением, а уже потом равные условия, цены, квоты и т. д. Такая последовательность, никак не наоборот.

Касаясь дальнейшей работы по реализации Договора о создании Союзного государства, А. Лукашенко подчеркнул, что дорожные карты согласованы по многим направлениям. «Политические вопросы, так называемая 31-я карта (парламент, органы власти и прочее), мы понимаем, что сегодня мы об этом не договоримся. И мы с президентом Путиным условились, что вообще ее в сторону откладываем и сейчас эти вопросы не обсуждаем».

Ну хорошо, сегодня отложили, но дальше-то что? Все равно придется решать, причем именно в обозначенной выше последовательности. Если Минск не желает решать эти вопросы, то лучше честно об этом заявить. Союзное государство подразумевает жертвование значительной частью суверенитета. Нельзя пользоваться правами, не имея обязанностей. Нельзя быть чуточку беременной.

Корреспондент также задал А. Лукашенко вопрос о том, какие он видит возможные пути для урегулирования конфликта в Донбассе. И снова – «вода», пространные рассуждения о том, что разрешить конфликт в настоящее время будет уже очень сложно, что «надо им, украинцам, прежде всего определиться, потому что война на их территории». Хорошо хоть не назвал этот конфликт, как бывало ранее, «российско-украинской войной».

Белорусский президент также констатировал вовлеченность различных заинтересованных сторон, упомянув почему-то США, но ни словом не обмолвившись о республиках, о народе Донбасса. Вернее, он, по сути, призвал к их ликвидации, заявив, что руководство Украины должно приложить усилия, чтобы «провести сегодня эти выборы и выйти на границу с Россией, чтобы это была украинская граница».

«Американцы поддерживали украинцев в это время и всячески им помогали. Конечно, в собственных интересах», – отметил А. Лукашенко. Почему-то не вспомнил о том, что сам поддерживал Украину и во времена Порошенко, и при Зеленском. И не только словом поддерживал, но и делом, поставляя в ВСУ продукцию двойного назначения, заправляя украинские танки, между прочим, топливом, полученным из российской нефти.

А что Украина? А Украина на днях присоединилась к европейским санкциям против Белоруссии. Вот и вся цена дружбы с киевским режимом.

Говоря о повороте Украины на Запад, Лукашенко по сути утверждает, что она сделала это, глядя, как неудачно складываются отношения Минска и Москвы: «Они видят, что у нас происходит, в этих союзах, в том числе союзе Беларуси и России. Мне многие говорят: если вы, белорусы с русскими, народы практически из одного корня, не можете, то чего нам туда лезть».

Здесь, видимо, еще и намек Москве: вон украинцы уже от вас убежали и мы тоже можем…

Вообще-то, никто силой не держит. Просто пример Украины как раз очень показательный для всех любителей многовекторности. Война, развал экономики, потеря суверенитета – вот цена дружбы с Западом тех, кого на Западе не видят в иной роли, кроме как «раздражителя» для России.

И да, еще о коронавирусе. А. Лукашенко считает, что глобальные игроки могут использовать мировой кризис, вызванный эпидемией, в своих целях. «А не кажется ли, что сильные мира сего без войны (Макрон это уже войной назвал), через этот так называемый коронавирусный психоз, инфодемию в том числе, хотят переделить мир?» – задается он вопросом.

Возможно, что так и есть. И в этой ситуации, Александр Григорьевич, тем более лучше определиться по многим вопросам. Многовекторность в мире, который вы описываете, едва ли будет в моде. А вот совместные усилия по решению новых глобальных проблем – да. При четком определении ориентации с практическими шагами по ее закреплению.

И если Россия и Белоруссия решили двигаться куда-то вместе, то нам действительно нужно согласовывать наши шаги, уметь слушать друг друга и идти на компромисс, а не совершать необдуманных и попросту глупых поступков, а потом еще и обижаться на непонимание.

Источник:

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments