alex54sar (alex54sar) wrote,
alex54sar
alex54sar

Categories:

Межгосударственный нефтяной альянс востребован и в СНГ

Автор: Алексей БАЛИЕВ

Сделка ОПЕК+, несмотря на сложнейшие переговоры между всеми странами-участниками этой структуры, всё же состоялась. До 20 стран – крупных добытчиков и экспортеров нефти, включая РФ, Азербайджан и Казахстан, договорились суммарно снизить добычу в мае и июне с. г. почти на 10 млн баррелей в сутки. В дальнейшем возможно общее снижение добычи в ОПЕК+ минимум на 14,5 млн баррелей в сутки по март 2022 г. включительно. К этим планам уже подключаются и не участвующие в ОПЕК+ Канада, Норвегия, Бразилия, Бруней.

Договоренности нацелены на стабилизацию и затем на повышение мировых цен на нефть. Это особенно важно в связи с решающей долей нефти в госбюджетных доходах практически всех стран-участниц ОПЕК+.

Впрочем, цены пока остаются на низком уровне, что обусловлено не только неучастием в этом блоке, например, США – одного из крупнейших добытчиков и экспортеров нефтяного сырья (в основном сланцевой нефти), но также тем, что нефтегазовые Узбекистан и Туркменистан (и ряд других стран-поставщиков вне СНГ и ОПЕК+) планируют как минимум не снижать добычу или экспорт. Хотя в нынешних условиях, как показывает динамика событий на мировом рынке, даже краткие сообщения о минимальном росте добычи способны и впредь понижать цены с очевидными социально-экономическими последствиями для всех нефтегазовых стран.

В этой связи характерно, что к договоренностям ОПЕК+ присоединились или изначально в них участвуют все участники Организации арабских стран-экспортеров нефти (ОАПЕК) [1], учрежденной еще в 1968-м. То есть, несмотря на участие в ОАПЕК стран с минимальными или с невысокими добычей/экспортом (Бахрейн, Тунис, Катар), все члены этой структуры осознают стратегическую важность коллективных мер, взаимных и совместных со всеми другими участниками ОПЕК+, по ограничению добычи. И разве – зададимся вопросом – не актуален пример ОАПЕК для координации нефтяной политики всеми нефтегазовыми странами СНГ?

Отметим в этой связи, что в совокупных добыче/экспорте нефти в регионе Содружества доля России – не меньше 80%, Азербайджана и Казахстана – около 15%, Туркменистана и Узбекистана – ниже 10%. Казалось бы, масштабы несопоставимые. Но, повторим, сегодня даже минимальный информационный вброс о «символическом» росте где-либо добычи или экспорта способен резко и надолго уронить цены.

Такой фактор, по всей видимости, осознаётся во всех странах ОАПЕК. А ведь в этом альянсе участвуют как сверхкрупные игроки мирового нефтяного рынка (например, Саудовская Аравия с Кувейтом и Алжиром), так и в буквальном смысле символические добытчики-экспортеры.

Тем временем Россия, как официально сообщалось, снизит добычу в мае и июне примерно на 2,5 млн барр./сутки. Аналогичные меры приняты в Азербайджане и Казахстане, тоже участвующих в ОПЕК+. Если точнее, «в рамках нового соглашения Азербайджан сократит суточную добычу на 164 тыс. барр. от уровня октября 2018 года, – отмечено в заявлении национального Минэнерго (10 апреля). – То есть с 1 мая по 1 июля суточная добыча нефти будет регулироваться по согласованной квоте. В этот период Азербайджан должен сохранять суточную добычу в 554 тыс. баррелей». Затем снижение будет продолжаться.

Как считает министр энергетики Азербайджана Пярвиз Шахбазов, «решить глобальную проблему стабилизации нефтяного рынка можно только в условиях глобального сотрудничества. Устойчивая стабильность на нефтяном рынке невозможна без общих ответственности и процесса коллективного регулирования».

В свою очередь, Казахстан, по данным национального Минэнерго, сократит добычу нефти в мае и июне 2020 г. на 390 тыс. барр./сутки. При упомянутом снижении добычи от уровня октября 2018 года ежесуточная нефтедобыча в стране в ближайшие два месяца составит 1,319 млн б/с. «Это, безусловно, одно из самых больших коллективных сокращений добычи в истории мировой нефтяной индустрии, – сказано в заявлении ведомства. – Такое решение продиктовано непростой ситуацией не только на нефтяном рынке, но и во всем мире. В том числе из-за мировой пандемии коронавируса, снизившей спрос на нефть».

Что же касается нефтегазовых Узбекистана и Туркменистана, здесь, похоже, ещё не планируется мер по встраиванию в означенные глобальные договоренности. Так, согласно постановлению президента РУз Шавката Мирзиёева о развитии нефтегазовой отрасли, подписанному в первой декаде апреля, в рамках программы по увеличению нефте- и газодобычи и обеспечению финансовой стабильности ТЭКа поручено до 1 июня с. г. привлечь 250 млн долл. кредитных средств фонда Шелкового пути (КНР) и иностранных коммерческих банков. И еще привлечь 400 млн. долл. за счет экспортно-кредитных агентств.

Пока не планируется сдерживать нефтедобычу и в Туркменистане. Как сообщает NEBIT-GAZ, официальный нефтегазовый портал страны (15 апреля с. г.), «Госконцерн «Туркменнебит”: растут объемы дополнительно добытой нефти. Перед нефтяниками поставлена задача ускорить разработку новых месторождений, повысить продуктивность эксплуатируемых площадей». При этом утоняется, что «в настоящее время высокими темпами идет освоение запасов месторождений туркменского участка Каспийского моря. Разработка богатых по запасам нефтяных месторождений является весьма перспективной. По концерну «Туркменнебит» за январь-март 2020 г. добыча нефти по сравнению с первым кварталом 2019 г. составила 105,9%. Работники треста «Небитгазчыкарыш» активно участвуют в мероприятиях по стабилизации и увеличению объемов добычи нефти».

Вполне понятно стремление этих стран и активнее развивать собственную нефтегазопереработку, и укрепить своё присутствие в мировой табели о нефтяных рангах. Тем более с учетом, как известно, весомой доли нефтяного сегмента в госбюджетных доходах тех же стран. Но в современных условиях на мировом рынке этого сырья требуется в буквальном смысле семь раз отмерить, прежде чем принимать решения о наращивании добычи и даже сообщать об этом.

В связи с этим представляется целесообразной – по примеру Организации арабских стран-экспортеров нефти – тщательная координация добывающей и экспортной политики всех нефтегазовых стран СНГ. Причем сегодня, да и в обозримой перспективе требуется – опять же по примеру ОАПЕК – взаимно согласовывать не только эту политику, но и ее отражение в массмедиа. В контексте, повторим, ситуации на мировом нефтяном рынке, весьма небезопасной для социально-экономической стабильности абсолютно всех нефтегазовых стран.

Во всяком случае, это понимают в общеарабском нефтяном альянсе. Жаль, что пока не понимают в Содружестве Независимых Государств.

[1] - Страны-члены ОАПЕК – Бахрейн, Тунис, Катар, Сирия; члены ОПЕК – Саудовская Аравия, Кувейт, Ирак, ОАЭ, Ливия

Источник:

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments