alex54sar (alex54sar) wrote,
alex54sar
alex54sar

Categories:

Непотопляемый Путин: Запад в шоке — что еще нужно устроить русским, чтобы сменить власть

Автор: Андрей Захарченко;  материал комментируют: Алексей МакаркинОлег Иванов,

Что позволит нашему гаранту Конституции остаться на вершине вертикали власти до 2036 года

Непотопляемый Путин: Запад в шоке - что еще нужно устроить русским, чтобы сменить властьКак уже ранее сообщала «СП», европейская пресса полагает, что коронавирус, поначалу представлявшийся идеальным поводом «закрутить гайки тоталитаризма» в России, на деле сыграл роль катализатора проблем, в которых давно утопает страна.

Перемахнув через стены Кремля, он, кажется, сделал то, чего не смогли все антироссийские санкции вместе взятые — посадил хозяина Кремля в строгую изоляцию (по официальной версии — в Ново-Огарево под Москвой) и чувствительно ударил по самому больному месту гаранта Конституции — популярности в народе и вере в его режим, который может начать задыхаться.

Однако американское издание Forbes уверено в обратном — Владимир Путин, впервые выбранный президентом России еще в 2000 году, все же может рассчитывать на продолжение своей политической карьеры.
Да, признает автор соответствующей публикации Джеймс Роджерс, глава России переживает сейчас очень тяжелый период.
Так, обещавший быть беспрецедентным по своему размаху военный парад в честь 75-летия Победы в Великой Отечественной войне, всегда служивший поводом для гордости России, из-за эпидемии коронавируса был перенесен на неопределенный срок. «Нефтяная война» с Саудовской Аравией еще больше усугубила положение россиян, чей уровень жизни неуклонно снижался с 2014 года на фоне введения экономических и политических санкций против России из-за присоединения Крыма. Все это отнюдь не добавило популярности бессменному российскому лидеру, чей личный рейтинг народного одобрения сейчас впервые скатился до небывало низких по российским меркам отметок.
Предложенная Путиным инициатива о внесении поправок в Конституцию РФ также не получила широкого одобрения в народе. Накануне переноса (опять же, из-за коронавируса) всероссийского голосования по ним, изначально запланированного на 22 апреля, выяснилось, что поддерживали новацию 48% россиян, а еще 47% выступали против. Хотя изначально предполагалось, что «за» выступит подавляющее большинство граждан, что позволит президенту триумфально остаться на своем посту вплоть до 2036 года.
Несмотря на это, уверен специализирующийся на России колумнист Forbes, позициям Владимира Путина на вершине власти в России пока ничто не угрожает, он в любом случае останется на плаву.
«Что же позволит ему это сделать?», — поинтересовалась «СП» уже у российских политологов.
— Очень важный фактор — отсутствие альтернативы Владимиру Путину среди российских политиков в глазах населения, — предположил первый вице-президент Центра политических технологий, политолог Алексей Макаркин. — Даже в случае каких-то колебаний и падения рейтингов потерянные очки не переходят к другим политикам. Даже такие фигуры как Сергей Шойгу или Сергей Лавров воспринимаются народом не как политическая альтернатива президенту, а как члены его команды.
Американцам очень трудно, кстати, понять, что же такое на самом деле безальтернативность. Для них, например, Михаил Горбачев ассоциируется с перестройкой, свободой, падением Берлинской стены, демократией и целым букетом других положительных коннотаций. И когда они видят угрюмого человека, который рассказывает о том, как он молодым лейтенантом с горящими глазами пришел на службу, а перестройка убила все его надежды, американцы искренне не понимают, почему же русские так не любят Горбачева, который, вроде бы, открыл для них столько новых возможностей.
«СП»: — А в чем, по вашему мнению, причина этой безальтернативности? Наша политическая система отсекает конкурентов? Или же это просто такое стечение обстоятельств?
— Прежде всего, конечно, это сама система выстроена таким образом, чтобы отсекать альтернативные варианты. Но есть и еще один немаловажный момент. Это, опять же, для американцев каждые президентские выборы — яркое политическое шоу. Кандидаты путешествуют по стране, устраивают дебаты, и каждый житель США при этом рассуждает — кто будет следующим президентом, кого назначат вице-президентом, как обновят команду Белого дома и так далее.
А у нас в России сами граждане россияне не хотят искать альтернативу на столь высоком уровне. Многие полагают, дескать, не нашего это ума дело, мы люди маленькие, нас это не касается. И если все же идут искать альтернативу, то максимум на местных муниципальных выборах.
«СП»: — Почему так происходит?
— Люди старшего поколения, взахлеб смотревшие прямо на рабочих местах прямые трансляции первых Съездов народных депутатов, прекрасно помнят, как они обожглись на этом повальном увлечении политикой. Они наделись, выбирали и думали — вот сейчас придут грамотные люди и сделают все как в Швеции. Но оказалось, что стало только хуже. И наступило глубокое разочарование.
Молодое же поколение аполитично само по себе и не интересуется политикой. Это в девяностые годы люди повально увлеклись политикой потому, что тогда попросту практически не было никаких развлечений. В восьмидесятых годах, когда снимали в основном фильмы на производственные темы, на каждую комедию или мелодраму выстраивались гигантские очереди. Сегодняшнее же поколение имеет телевизор с огромным количеством развлекательных каналов, а также интернет, смотри — не хочу. Хочешь — индийские фильмы смотри, хочешь — голливудские, хочешь — бразильские или русские.
— Вся история современной России делится на две части. Первая — «лихие девяностые», Ельцин, кризис, первая Чеченская война, расстрел Белого дома и весь остальной негатив. Вторая — времена Путина. И россияне, прошедшие через девяностые, будут голосовать за него только потому, что они очень сильно боятся возвращения тех времен, — развил тему руководитель Центра урегулирования социальных конфликтов, политолог Олег Иванов. — В глазах населения нынешний президент символизирует уход России от этого хаоса, когда каждый день взрывались машины, дома, гибли люди.
С Путиным связан еще и тот момент, что впервые в новейшей истории страны мы не отдаем территории, а, наоборот, их присоединяем, возвращая то, что в глазах подавляющего большинства россиян всегда принадлежало России. В первую очередь, конечно, Крым и Севастополь. И этот факт, на мой взгляд, перевешивает весь негатив, связанный с пенсионной реформой и невысоким уровнем жизни населения.
«СП»: — Можно ли таким образом предположить, что какие-то серьезные перемены в нашей политической жизни все же будут возможны, когда воспоминания о «лихих девяностых» изгладятся из народной памяти по тем или иным причинам? Ведь, как это ни прискорбно прозвучит, но к 2036 году людей, непосредственно столкнувшихся со всеми тяготами «лихих девяностых», станет все-таки меньше?
— Далеко не всякие перемены могут быть хорошими. Такие, как на Украине в 2014 году, нам точно не нужны. У нас совершенно другая ситуация. Россия, слава богу, патриархальна и консервативна.
Но, безусловно, какое-то омоложение политической системы нам необходимо, и, собственно, сейчас оно так или иначе идет — посмотрите хотя бы на возраст некоторых глав регионов. Что будет конкретно к 2030−2036 годам — сказать сейчас очень сложно, кто знает, что там может за 16 лет случиться. Однако я не думаю, что президент у нас не сменится до 2036 года.
«СП»: — То есть оппозиция нынешней власти все же добьется определенного успеха в деле изменения нынешней вертикали власти?
— Понимаете, при такой политической системе, когда реально сильной оппозиции вне ее рамок все-таки нет, противодействие возникнет внутри этой самой системы. нынешняя власть все же не монолитная — тем есть свои «башни Кремля», течения, группировки. Той характерной для Запада открытой политической борьбы у нас не будет, вместо этого мы будем наблюдать схватки внутривластных политических сил. Просто потому, что у нас другая политическая система.
Я уверен, россияне на баррикады не пойдут. Во-первых, потому, что мы, повторюсь, все-таки патриархальная страна. Во-вторых, в народной памяти сохранились воспоминания о мятежах, революциях и гражданских войнах. Красной тряпкой служит и свежий пример Украины, где затеваемая ради благих намерений революция вылилась в потери территорий, снижение уровня благосостояния, гражданской войне и тысячам смертей.
Впрочем, Алексей Макаркин считает, что возникновение опасного для нынешней власти феномена не только возможно, но и может произойти даже еще до наступления 2024 года.
— Многое будет зависеть от того, насколько действующая власть сможет отреагировать на современный вызов, который на самом деле беспрецедентен, — резюмировал эксперт. — Если в 1998 и 2008 годах на фоне кризиса и падения нефтяных цен было быстрое восстановление экономики, а стоимость углеводородов отскакивала, то сейчас многие экономисты ничего подобного не прогнозируют и подскока нефтяных цен до высоких уровней, обеспечивающих беспроблемное наполнение бюджета России, не обещают.
На этом фоне у аполитичного молодого поколения, смотрящего свой телевизор, возникнут серьезные вопросы — а смогут ли они заплатить за коммунальные услуги, за квартиру, которую взяли в ипотеку, и за автомобиль, взятый в кредит? И люди начнут политизироваться даже в условиях большого количества отвлекающих обстоятельств, которые станут неактуальными.

Источник:

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments