October 27th, 2015

Девичьи глаза операции «Багратион»

А. Н. Карпов. «Лидия Базанова. Военная разведчица». Тверь, ООО «СФК-офис», 2015, 104 стр.
О разведчиках, работавших в немецком тылу, сняты сотни фильмов, написаны тысячи книг – да беда в том, что, как правило, речь идет о подвигах неких либо вымышленных, либо «сборных» персонажей, коим приписывалось все то, что было совершено многими людьми, в большинстве своем оставшимися безвестными.
Да и откуда браться известности – разведчиков готовили в глубочайшей тайне, все документы, связанные с их обучением и работой, в случае чего уничтожались в первую очередь либо запирались строжайшими грифами секретности. Даже ближайшие родственники зачастую не догадывались, что человека готовят к разведывательной работе, – таковы условия игры. И кто шел в разведку, прекрасно понимал, что безвестная, а то и мученическая смерть куда вероятнее фанфар-наград. Потому каждый, кто пытается реконструировать события тех далеких лет, стараясь вернуть память о конкретных людях, вносивших неоценимый вклад в дело общей победы, сталкивается с неимоверными трудностями.
Тем ценнее результат. Небольшая книга Александра Карпова, выпущенная в Твери, рассказывает о Лидии Базановой, хрупкой девушке, которая волей судьбы оказалась не только радисткой, но и резидентом советской разведки в оккупированном Бресте. Более того – и это единственный известный случай – она сама же и создавала резидентуру, налаживая связи, устанавливая контакты с подпольщиками, собирая и анализируя информацию, поступавшую из разных источников. И собственноручно передавала ее в Центр. Благодаря этой информации о передвижении немецких войск в ближайшем тылу верстались стратегические и тактические планы операции «Багратион», сведения из Бреста делали зрячими Советскую армию и спасали тысячи жизней бойцов на передовой.
Нет, Базанову нельзя отнести к неизвестным героям – еще во время работы во вражеском тылу она была удостоена ордена Отечественной войны II степени, что тоже для действующих разведчиков является случаем из ряда вон выходящим. Ее именем названы улицы в Бресте и Бобруйске, ее хорошо помнят на родине, в Твери. А имена скольких ее коллег канули в Лету? Их имена неизвестны, как и судьба, – сгинули в немецком тылу… Что-то осталось в немецких архивах, что-то расследовал Смерш, работая на освобожденных территориях. И вот на чем делает акцент автор: а насколько профессионально работал тот самый пресловутый Центр, которому слали ценнейшую информацию тысячи юстасов, зачастую прошедших самую пунктирную подготовку и оставленных в одиночку работать в немецком тылу? Когда у рации Базановой сели батареи, ей пришлось неимоверными усилиями, выстраивая длинные цепочки связников, докладывать об этом руководству. А потом ждать, пока батареи доставят.
У разведчика нет рабочего и нерабочего времени: находясь в тылу, он рискует и работает, даже когда спит. И того, что огромного числа жертв среди нелегалов, заброшенных на парашютах во вражеский тыл, можно было избежать при правильной организационной и подготовительной работе, как-то не принято признавать и сейчас. К сожалению, архивы разведки хранят и такие тайны, которые стоило бы предать гласности.
…Немцы захватили Лидию Базанову по стандартной схеме – взяли одного, тот под пытками назвал пару имен, потом просто разматывали клубок. Немецкие контрразведчики хлеб даром не ели, работали эффективно, а их квалификация была куда выше, нежели их противников – юношей и девушек, наскоро обученных диверсионному и связному делу и заброшенных в тыл. Наши могли противопоставить врагу лишь мужество и огромное желание победить. И победили. Только мы должны знать, какой ценой эта победа доставалась.
К взятым в плен радистам все контрразведки относились трепетно – шанс склонить вражеского агента на свою сторону и заставить работать против своих давал огромное количество козырей. И что греха таить, выбирая между смертью и предательством, далеко не все выбирали первое. Судить их вправе лишь те, кто сам стоял перед подобным выбором. А много ли таких? Но Лидию сдали как раз те, кто согласился сотрудничать с немцами.
Лидия Базанова была расстреляна вместе со всей подпольной группой, которую немцы арестовали в Бресте. Разгром советской резидентуры стал для абвера праздником, непосредственные участники операции удостоились высоких наград.
А герои, погибшие в Бресте, удостоились предательства своих же коллег. Расследовали провал резидентуры разведотдел и Смерш 2-го Белорусского фронта. Тогда один из сотрудников направил матери Лидии уведомление, что ее дочь – старший сержант Базанова, находясь на фронте, пропала без вести.
Книга в сотню страниц, одна история, частный эпизод огромной войны, перемоловшей миллионы судеб. Но как Победа достигалась пусть посильными, но значимыми вкладами в нее миллионов советских людей, так и память об их подвиге может и должна быть сохранена заботами только огромного числа авторов. Камушек к камушку, строчка к строчке. Вспомним всех.
источник

F.A.Q. по «вложениям» ЦБ в американские облигации

Ну, а это ответ нашим псевдопатриотам. "Не падайте духом поручик Галицин..." и остальные тоже.

Оригинал взят у olegmakarenko.ru в F.A.Q. по «вложениям» ЦБ в американские облигации


Пожалуй, самая популярная страшилка последнего года — как среди прозападных оппозиционеров, так и среди псевдопатриотов — это легенда о том, что Россия якобы выжимает все соки из своей экономики, чтобы одолжить собранные таким образом деньги под околонулевые проценты американцам.

Collapse )

Брат за брата, или жизнь и смерть доктора Дзержинского

Из истории Твери
Кто такой Феликс Дзержинский – никому объяснять не надо. «Железный Феликс», «кровавый палач», создатель страшной Чрезвычайной Комиссии, ближайший соратник Ленина, «рыцарь революции» — почти в каждом городе до сих пор есть улицы, носящие его имя. Куда меньше известно, что у Феликса Дзержинского были четыре брата, и один из них оставил свой след в истории нашего края — в начале прошлого века он работал врачом в единственной в Тверской области психиатрической больнице в селе Бурашево… Его чуть не расстрелял старший брат за то, что он «недостаточно Дзержинский», но казнили гитлеровцы только за то, что он — Дзержинский.
Collapse )
Всю свою жизнь Владислав Дзержинский старался держаться подальше от политики, чудом избежал гибели по воле своего брата-революционера, но погиб только за то, что был его братом — за фамилию.