alex54sar (alex54sar) wrote,
alex54sar
alex54sar

Categories:

"Мы победим. Вопрос только времени": претендент в президенты Беларуси Виктор Бабарико дал интервью

Scruffy

Портал Delfi про­дол­жа­ет серию ин­тер­вью с пре­тен­ден­та­ми на пост пре­зи­ден­та Бе­ла­ру­си. Наш гость – лидер этой гонки, если верить онлайн-го­ло­со­ва­нию на по­пу­ляр­ных фо­ру­мах и сайтах, Виктор Ба­ба­ри­ко. На се­го­дняш­ний день за вы­дви­же­ние его кан­ди­да­ту­ры со­бра­но почти 400 000 под­пи­сей. В момент раз­го­во­ра дей­ству­ю­щий пре­зи­дент А. Лу­ка­шен­ко озву­чил новую порцию об­ви­не­ний в адрес своего со­пер­ни­ка, "под­кре­пив" их за­дер­жа­ни­я­ми топ-ме­не­дже­ров Бел­га­з­пром­бан­ка.

- Виктор Дмит­ри­е­вич, в пят­ни­цу утром стало из­вест­но, что за­дер­жан ко­ор­ди­на­тор вашей ини­ци­а­тив­ной группы по Мо­ги­лев­ской об­ла­сти, а ранее про­хо­ди­ли обыски в Бел­га­з­пром­бан­ке. Ска­жи­те, по­жа­луй­ста, когда вы за­яви­ли о вы­дви­же­нии в пре­зи­ден­ты Бе­ла­ру­си, вы были готовы к такому прес­син­гу?
-- Добрый день. Я бы сказал так. Мы про­счи­ты­ва­ли ва­ри­ант, когда будут ис­поль­зо­ва­ны си­ло­вые методы. Но, если честно, мы в ос­нов­ном в об­рат­ной по­сле­до­ва­тель­но­сти думали. Мы думали, что сна­ча­ла пред­при­мут какие-то меры такого плана либо ко мне, либо к ли­де­рам моего штаба, а потом это дальше уже будет рас­про­стра­нять­ся на более ши­ро­кий круг людей, если этого будет мало.
Ока­за­лось с точ­но­стью до на­о­бо­рот. На­чал­ся па­ни­че­ский сбор все­воз­мож­ных, хоть каких-то ва­ри­ан­тов, чтобы – как я по­ни­маю - найти хоть какой-то ком­про­мат на меня. Потому что если бы он был прямой, то были бы меры воз­дей­ствия на меня. Сейчас по всем на­прав­ле­ни­ям пы­та­ют­ся хоть что-то найти. Самое неожи­дан­ное – то, что это кос­ну­лось даже моих друзей, самых близ­ких друзей, ко­то­рые никак не свя­за­ны с этой си­ту­а­ци­ей.
Вот эти за­дер­жа­ния, с моей точки зрения, сви­де­тель­ствую о двух мо­мен­тах.

Во-первых, это страх дей­ству­ю­щей власти перед из­ме­не­ни­я­ми.

Во-вторых, прямых за­це­пок против меня нет. И их сейчас пы­та­ют­ся найти. Пред­ставь­те себе си­ту­а­цию: в стране есть банк, ко­то­рый я воз­глав­лял 20 лет, про­хо­ди­ло много про­ве­рок, это один из лучших банков. Все было тихо, мирно, хорошо. И вдруг – вы­стре­ли­ло. Ока­зы­ва­ет­ся, су­ще­ство­ва­ла целая им­пе­рия. Куда же смот­ре­ли до этого? Как же про­пу­сти­ли, не за­ме­ча­ли такого страш­но­го мон­стра? То есть сейчас идет по­пыт­ка этого мон­стра со­здать.
У меня такое ощу­ще­ние, что это вы­гля­дит как об­рат­ное от­но­ше­ние к КОВИД-19. Вирус был очень ма­лень­кий, мы его не видели в упор. И по­это­му делали все, что хотели. А сейчас другая си­ту­а­ция. Сейчас мы со­зда­дим огром­но­го мон­стра, ко­то­рый за­вла­дел не только своей стра­ной, но и еще со­сед­ни­ми, на­сколь­ко я по­ни­маю. И, ока­зы­ва­ет­ся, за этим долго на­блю­да­ли, ничего не пред­при­ни­ма­ли и только сейчас начали дей­ство­вать.
Вот к такому сце­на­рию мы точно не были готовы. Но мы очень быстро сори­ен­ти­ро­ва­лись. На се­го­дняш­ний день мы по­ни­ма­ем, что должны делать, чтобы про­дол­жить нашу де­я­тель­ность, про­дол­жить борьбу, чтобы по­лу­чить ре­ги­стра­цию и пойти на выборы 9 ав­гу­ста.
- На этой неделе наш ев­ро­пар­ла­мен­та­рий Пятрас Аушт­ря­ви­ч­юс, по­сто­ян­ный до­клад­чик по Бе­ла­ру­си, вы­сту­пил с ини­ци­а­ти­вой вве­де­ния санк­ций в от­но­ше­нии бе­ло­рус­ских чи­нов­ни­ков. В част­но­сти, из-за ареста ак­ти­ви­стов и всего, что сейчас про­ис­хо­дит в Бе­ла­ру­си. Как вы по­ла­га­е­те, такая ини­ци­а­ти­ва, такие за­яв­ле­ния со сто­ро­ны ев­ро­пей­ских струк­тур, скорее, идут вам на пользу?
- Я считаю, что любые ини­ци­а­ти­вы, ко­то­рые под­дер­жи­ва­ют де­мо­кра­ти­че­ские на­чи­на­ния и выбор бе­ло­рус­ско­го народа, без­услов­но, будут идти на пользу. Мы думали о том, чтобы при­влечь меж­ду­на­род­ное со­об­ще­ство к этой си­ту­а­ции. В ши­ро­ком смысле. Необя­за­тель­но только Ев­ро­со­ю­за. Все ми­ро­вое со­об­ще­ство. Потому что сейчас есть ощу­ще­ние, что ре­аль­но неболь­шая группа людей узур­пи­ро­ва­ла право го­во­рить от имени народа. И самое страш­ное, что это же еще даже не выборы.
Уже на этой стадии грозят кровью, рас­стре­ла­ми – а это про­зву­ча­ло из уст лидера страны – что мы будем рас­стре­ли­вать, на­пом­ним всем о ты­ся­чах убитых… Сейчас вот эта вспыш­ка – по­пыт­ка на­ка­зать всех, кого ни попадя, вклю­чая ини­ци­а­тив­ных людей, тех, кто про­явил про­стую граж­дан­скую по­зи­цию. У нас на этом этапе, может быть, все эти люди и за дей­ству­ю­щую власть по­ста­ви­ли свои га­лоч­ки.
Ко­неч­но же, нам нужна любая помощь. Мы хотим оглас­ки, чтобы в нашем штабе, чтобы здесь при­сут­ство­ва­ло мак­си­маль­ное ко­ли­че­ство на­блю­да­те­лей. Чтобы дела, ко­то­рые сейчас за­во­дят­ся, были бы в рамках за­ко­но­да­тель­ства. А не в спешке. Я не знаю, что будет про­ис­хо­дить, какое дав­ле­ние сейчас на людей, ко­то­рые за­дер­жа­ны.
Я не ис­клю­чу любые методы для того, чтобы они ого­во­ри­ли себя и близ­ких себе людей. С моей точки зрения, можно ожи­дать любых дей­ствий. Един­ствен­ное, к чему мы всегда при­зы­ва­ли, мы - за мирное раз­ви­тие со­бы­тий и за со­блю­де­ние за­ко­но­да­тель­ства.
Мы очень просим всех, кто вы­нуж­ден участ­во­вать в этом деле, пом­нить, что 9 ав­гу­ста, а, может быть, и не 9 ав­гу­ста, оста­но­вить народ уже невоз­мож­но. Той Бе­ла­ру­си, ко­то­рая была раньше, уже не су­ще­ству­ет. Она уже другая. И вот эта другая Бе­ла­русь – на­сто­я­щая, она очень пугает власть. Но я считаю, что власть – это же не один-два че­ло­ве­ка. Это же люди. И они тоже должны по­ни­мать, что закон пре­вы­ше всего. По­это­му если кто-то нам будет в этом по­мо­гать – оста­но­вить или удер­жать от неоправ­дан­ных дей­ствий, - мы готовы при­ни­мать эту помощь в любом виде.
- Тра­ди­ци­он­ный вопрос ко всем пре­тен­ден­там на пост пре­зи­ден­та Бе­ла­ру­си, потому что это одна из самых об­суж­да­е­мых тем в Литве. Как вы оце­ни­ва­е­те в целом проект АЭС в Ост­ров­це? Как вы, будучи пре­зи­ден­том, решали бы про­ти­во­ре­чия, ко­то­рые, без­услов­но, есть, в кон­тек­сте вза­и­мо­от­но­ше­ний Бе­ла­ру­си и Литвы.
- С моей точки зрения, нужно четко по­ни­мать, что ре­ше­ние, ко­то­рое при­ни­ма­лось о стро­и­тель­стве этой АЭС, то, как она стро­ит­ся, как там со­блю­да­ют­ся все меры без­опас­но­сти, вы­зы­ва­ет споры, есть разные мнения на это счет. И плюс се­го­дняш­няя си­ту­а­ция с вы­бо­ра­ми. Все это го­во­рит о том, что есть огром­ный риск, учи­ты­вая, что АЭС, несу­щая в себе ре­аль­ную угрозу че­ло­ве­че­ству, на­хо­дя­щу­ю­ся в руках людей, пред­при­ни­ма­ю­щих не вполне адек­ват­ные дей­ствия.
Я по­ла­гаю, что новые люди, ко­то­рые должны прийти во власть, должны со­брать меж­ду­на­род­ный форум, чтобы при­нять взве­шен­ное ре­ше­ние. Именно меж­ду­на­род­ный. Не только с уча­сти­ем пред­ста­ви­те­лей Бе­ла­ру­си, России, но и других стран, кто за­ин­те­ре­со­ван и кому это может угро­жать. Если оста­вить Бе­ла­русь один на один с этой си­ту­а­ци­ей, то очень мало ва­ри­ан­тов раз­ви­тия со­бы­тий. Либо мы должны отдать 10 млрд дол­ла­ров или около того уже взятых кре­ди­тов. А их еще нужно где-то взять. Либо мы должны за­пус­кать эту АЭС, для того, чтобы пы­тать­ся из­влечь хоть какую-то эко­но­ми­че­скую выгоду.
У меня нет сейчас пра­виль­но­го ответа. И я думаю, что его нет ни у кого. Я просто знаю, что этот ответ Бе­ла­русь должна искать вместе с экс­перт­ным меж­ду­на­род­ным со­об­ще­ством. Можно об­суж­дать си­ту­а­цию, оце­нить ее, по­пы­тать­ся сде­лать ее для всех без­опас­ной. Либо об­суж­дать за­кры­тие на каких-то усло­ви­ях, ко­то­рые всех устро­и­ли бы, есть много ва­ри­ан­тов ре­струк­ту­ри­за­ции долгов. В Литве есть опыт за­кры­тия Иг­на­лин­ской АЭС. Мне ка­жет­ся, что опыт сов­мест­но­го при­ня­тия ре­ше­ния наи­бо­лее пра­виль­ный и оп­ти­маль­ный.
- А как, на ваш взгляд, Бе­ла­русь должна обу­стра­и­вать меж­ду­на­род­ные от­но­ше­ния? Что в ны­неш­нем статус-кво пред­став­ля­ет­ся вам не оп­ти­маль­ным, тре­бу­ю­щим кор­рек­ти­ров­ки во вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях с миром в целом, с ЕС, с Литвой?
- Первое, что мне не очень нра­вит­ся, и что яви­лось одной из су­ще­ствен­ных причин для при­ня­тия моего ре­ше­ния идти на выборы, - пока у Бе­ла­ру­си не уда­ет­ся по­стро­ить неза­ви­си­мую соб­ствен­ную эко­но­ми­ку. То есть так все вы­стра­и­ва­ет­ся, что все наши союзы какие-то по­до­зри­тель­но за­ви­си­мые. Есть по­ни­ма­ние, что куда бы мы ни шли – та же 31 карта (Речь идет о пе­ре­го­во­рах об ин­те­гра­ции с Рос­си­ей – Ред.) - ока­зы­ва­ет­ся неиз­беж­ной по­те­рей су­ве­ре­ни­те­та. А я считаю, что любой союз - должен спо­соб­ство­вать со­хра­не­нию страны и ее про­цве­та­нию. И уж если всту­пать в союзы, то, на­при­мер, яркий пример – Ев­ро­со­юз. Он тоже не всем нра­вит­ся, но он под­ра­зу­ме­ва­ет оди­на­ко­вые усло­вия при утрате какой-то части су­ве­ре­ни­те­та.
По­это­му я - за любой союз, ко­то­рый:
Во-первых, не под­ра­зу­ме­ва­ет утраты су­ве­ре­ни­те­та Бе­ла­ру­си.
Во-вторых, не ставит Бе­ла­русь в по­ло­же­ние за­ви­си­мой страны. Союзы должны быть мак­си­маль­но раз­но­об­раз­ны
Третья - очень важная со­став­ля­ю­щая – этот союз должен быть ре­аль­но эко­но­ми­че­ски вы­го­ден для Бе­ла­ру­си. Мы по­ни­ма­ем, что мир гло­ба­ли­зу­ет­ся.
Мы знаем и по­ни­ма­ем, что Бе­ла­русь – это часть Европы. Ны­неш­няя по­ли­ти­ка де­кла­ри­ру­ет­ся как мно­го­век­тор­ная, а на самом деле со­хра­ня­ет­ся опре­де­лен­ная од­но­бо­кость.
- Бе­ла­русь яв­ля­ет­ся частью Европы, го­во­ри­те вы. Но в то же время у вас есть сосед в виде России. Как Бе­ла­ру­си ла­ви­ро­вать между РФ и ЕС, учи­ты­вая, что по многим во­про­сам их по­зи­ции про­ти­во­по­лож­ны? На кого ори­ен­ти­ро­вать­ся Бе­ла­ру­си, если го­во­рить о выборе?
- Да­вай­те уточ­ним, это важно. Гео­гра­фи­че­ски Европа - это что для вас и что для меня. На­при­мер, для меня Европа на карте - до Ураль­ских гор. То есть Европа – это ши­ро­кое по­ня­тие. Иногда счи­та­ет­ся, что Европа – это та часть, ко­то­рая на Запад от Бе­ла­ру­си. А Европа, ко­то­рая на юге, либо во­сто­ке – это уже не Европа. На самом деле это Европа. По­это­му в моем по­ни­ма­нии ори­ен­ти­ро­ва­ние Бе­ла­ру­си на Европу – это ори­ен­та­ция во все сто­ро­ны. Мы с вами, осо­бен­но с Литвой, всегда будем дис­ку­ти­ро­вать на тему, кто в центре Европы на­хо­дит­ся. По­это­му это ис­то­рия о том, что Бе­ла­русь – это цен­траль­но-ев­ро­пей­ская страна. А раз так, то нужно смот­реть во все сто­ро­ны для об­ра­зо­ва­ния союзов. И как я уже сказал, сейчас некая од­но­бо­кость в этом союзе, ее нужно вы­пра­вить.
- Вы правы, опре­де­ляя Европу гео­гра­фи­че­ски. Но вопрос был в гео­по­ли­ти­че­ском кон­тек­сте.
- Нужно ру­ко­вод­ство­вать­ся прин­ци­пом, про­воз­гла­шен­ным давно Генри Джоном Тем­плом, лордом Пал­мер­сто­ном, - у Англии не бывает по­сто­ян­ных врагов и со­юз­ни­ков, у нее всегда есть по­сто­ян­ные ин­те­ре­сы. (Therefore I say that it is a narrow policy to suppose that this country or that is to be marked out as the eternal ally or the perpetual enemy of England. We have no eternal allies, and we have no perpetual enemies. Our interests are eternal and perpetual, and those interests it is our duty to follow.)
И мы по­след­ние время слышим от многих по­ли­ти­ков – my country is the first. Я считаю, что это пра­виль­ный посыл. Ин­те­ре­сы своей страны пре­вы­ше всего, а раз так, то значит нужно на­хо­дить ком­про­мис­сы. Я сказал, что од­но­бо­кость мне не нра­вит­ся. Но я не считаю, что един­ствен­ный ком­про­мисс – это выбор за белых или за крас­ных. Ком­про­мисс – это поиск вза­и­мо­вы­год­ных стра­те­гий. И в этом от­но­ше­нии Бе­ла­русь очень хороша. В ис­то­рии Бе­ла­ру­си были вре­ме­на, когда в со­сед­них стра­нах было ка­то­ли­че­ство и пра­во­сла­вие, а бе­ло­ру­сы вы­би­ра­ли и уни­ат­ство.
- А что вы в таком случае ду­ма­е­те о до­го­во­ре о Со­юз­ном го­су­дар­стве России и Бе­ла­ру­си?
- Если мы го­во­рим о до­го­во­ре, под­пи­сан­ном в 1999 году, то мне - как че­ло­ве­ку биз­не­са, - пред­став­ля­ет­ся до­ста­точ­но стран­ным проект, ко­то­рый живет 21 год и никак не может за­вер­шить­ся. Я слабо себе пред­став­ляю, что такой проект может быть ак­ту­аль­ным. Мир уже так далеко ушел, что, воз­мож­но, имеет смысл на него по­смот­реть с точки зрения 2020 года, понять, что там ак­ту­аль­но­го оста­лось, это тема для об­суж­де­ния. Надо по­смот­реть на 31 карту. (Речь идет о пе­ре­го­во­рах об ин­те­гра­ции с Рос­си­ей. – Ред.) Я не видел этот до­го­вор. Любой до­го­вор может и должен быть пе­ре­смот­рен, с точки зрения его ак­ту­а­ли­за­ции. Вы в своих преды­ду­щих ин­тер­вью и даже сейчас в раз­го­во­ре с нами, го­во­ри­те, что Бе­ла­русь должна стать ней­траль­ным го­су­дар­ством.
- В ис­то­рии Литвы была по­пыт­ка стать таким го­су­дар­ством. Но прак­ти­ка по­ка­за­ла, что ничем хо­ро­шим это не за­кон­чи­лось. Почему вы счи­та­е­те, что в этом успех?
- До Литвы в ис­то­рии есть при­ме­ры. Швей­ца­рии это уда­лось. По­это­му будем счи­тать, что счет сейчас 1:1. Может, Бе­ла­ру­си удаст­ся, да­вай­те по­про­бу­ем.
- У Швей­ца­рии есть банки. А какая изю­мин­ка может быть у Бе­ла­ру­си?
- В Швей­ца­рии по­яви­лись банки как ин­стру­мент ней­траль­но­сти. То есть они пред­ло­жи­ли всем хра­не­ние самого цен­но­го ре­сур­са. Но в ХХI веке самое ценное – это data center. Бе­ла­русь уни­каль­ная боль­шая страна с бла­го­при­ят­ны­ми кли­ма­ти­че­ски­ми и гео­гра­фи­че­ски­ми осо­бен­но­стя­ми, без зем­ле­тря­се­ний. Да­вай­те сде­ла­ем все­мир­ный data center. И будет Бе­ла­русь ней­траль­ной, и все могут ска­зать - да­вай­те за­щи­тим наш общий data center и обес­пе­чим стране ней­траль­ность.
Бе­ла­русь – уни­каль­ная страна, вы­со­ко­тех­но­ло­гич­ная. У нас очень силь­ные спе­ци­а­ли­сты в IT-ин­ду­стрии. У нас боль­шая тер­ри­то­рия на 9 млн че­ло­век, невы­со­кая плот­ность на­се­ле­ния. Да­вай­те раз­ви­вать нашу ней­траль­ность. Добро по­жа­ло­вать!
- Бытует мнение, что су­ве­ре­ни­те­ту Бе­ла­ру­си угро­жа­ет эко­но­ми­че­ская си­ту­а­ция. В чем кон­крет­но эти угрозы, на ваш взгляд?
- Бе­ла­русь за­ви­си­ма эко­но­ми­че­ски. Мы видим непра­виль­ное вос­при­я­тие своей эко­но­ми­ки, своего чуда, считая, что те недо­ста­ю­щие для страны от 3 до 5 млрд. дол­ла­ров, ко­то­рые у нас есть и ко­то­рые нам все время ком­пен­си­ро­ва­ли – либо ценой на энер­го­но­си­те­ли, либо фи­нан­си­ро­ва­ни­ем, либо еще какими-то льго­та­ми, что это наша за­слу­га, наш ресурс, и он будет вечно. Такая си­ту­а­ция при­ве­ла к тому, что когда вла­де­лец топ­лив­ных ре­сур­сов вдруг меняет свое ре­ше­ние или может из­ме­нить ре­ше­ние, то мы по­ни­ма­ем, что си­ту­а­ция в эко­но­ми­ке у нас аховая. То есть мы уже не можем вы­дер­жать цену и в 127 дол­ла­ров на газ…Даже не прин­ци­пи­аль­ны эти цифры. Мы по­ни­ма­ем, что нам не хва­та­ет от 3 до 5 млрд дол­ла­ров, ко­то­рые должны быть при­вле­че­ны извне. По­лу­ча­ет­ся, что любой, кто уже­сто­ча­ет усло­вия предо­став­ле­ния этого ре­сур­са, может каким-то об­ра­зом дик­то­вать свою волю Бе­ла­ру­си. В том числе, может быть, и с точки зрения утраты су­ве­ре­ни­те­та. Я не говорю, кто, я говорю – любой. Если мы не сможем сба­лан­си­ро­ван­ную эко­но­ми­ку, то угроза, без­услов­но, оста­нет­ся. А я верю, что мы можем это сде­лать. И знаю, как это сде­лать.
- Бытует такое мнение, что Лу­ка­шен­ко не хочет про­во­дить эко­но­ми­че­ские ре­фор­мы, потому что в случае их успеш­но­сти по­явит­ся круп­ный част­ный бизнес, сред­ний класс, а это грозит его по­ли­ти­че­ско­му су­ще­ство­ва­нию. Вы раз­де­ля­е­те такую точку зрения?
- Я по-дру­го­му с кажу. Уже неза­ви­си­мо от от того, что будет делать дей­ству­ю­щая власть, Бе­ла­русь уже другая страна. Она уже не та….. Есть, к со­жа­ле­нию, боль­шая ошибка власти в том, что она думает, что какими-то мерами за­пу­ги­ва­ния, либо обмана можно вер­нуть бе­ло­ру­сов в со­сто­я­ние, в ко­то­ром они были. Об из­ме­не­ни­ях можно го­во­рить, глядя на фор­ми­ро­ва­ние граж­дан­ско­го об­ще­ства, ко­то­рое смогло от­ве­тить на вызов в связи с эпи­де­ми­ей КОВИД-19. Власть ска­за­ла, что вируса нет. А граж­дан­ское об­ще­ство смогло ор­га­ни­зо­вать си­сте­му защиты своего соб­ствен­но­го народа.
И это для бе­ло­ру­сов было неве­ро­ят­ным от­кры­ти­ем, что они – сила. Они могут себя за­щи­тить. И вот это по­слу­жи­ло толч­ком к сле­ду­ю­ще­му этапу, когда по­яви­лись новые лидеры, новые лица в пре­зи­дент­ской гонке. Бе­ло­ру­сы дальше на­чи­на­ют рас­кры­вать­ся. Власть забыла, что бе­ло­ру­сы долго могут при­спо­саб­ли­вать­ся. Бе­ло­ру­сы как пру­жи­на. Ее можно долго сжи­мать, но она может вы­стре­лить, она уже начала раз­жи­мать­ся, и ее уже сжать пол­но­стью невоз­мож­но ничем. Можно по­пы­тать­ся удер­жать, да.
Бу­ду­щее бе­ло­ру­сов теперь точно в руках самих бе­ло­ру­сов. И вот это пугает власть больше всего. И даже если сейчас можно из­ме­нить ри­то­ри­ку и ска­зать, да, по­жа­луй­ста, част­ный бизнес – наше все, про­цесс уже не оста­но­вить. Вот это не по­ни­ма­ют. Может, объ­яс­ни­ли про­ис­хо­дя­щее по-дру­го­му. Или, на­о­бо­рот, - по­ни­ма­ют, и против этого на­прав­ле­ны все усилия. Но они, я считаю, уже бес­по­лез­ны. Пе­ре­ме­ны не пер­со­ни­фи­ци­ро­ва­ны. Дело не в Ба­ба­ри­ко, Цеп­ка­ло, Ти­ха­нов­ском или любой другой фа­ми­лии, или Лу­ка­шен­ко. Уже вопрос в новом бе­ло­рус­ском народе. В новом его осо­зна­нии себя. В том, что народ вспом­нил, что у него есть чув­ство соб­ствен­но­го до­сто­ин­ства. Такой народ уже не удер­жать.
- Пред­ла­гаю вер­нуть­ся к вы­бо­рам в Бе­ла­ру­си. С высоты се­го­дняш­не­го дня не жа­ле­е­те, что решили вы­дви­нуть­ся. Ведь сейчас Алек­сандр Лу­ка­шен­ко вы­став­ля­ет врагом бе­ло­рус­ско­го го­су­дар­ства каж­до­го, в ком видит оп­по­нен­та.
- Могу точно ска­зать, что после вче­раш­не­го у меня нет ва­ри­ан­тов. Мы по­бе­дим. Вопрос только вре­ме­ни . И это не пя­ти­лет­ка. Вопрос, по­бе­дим ли мы 9 ав­гу­ста. Я не ис­клю­чаю, если будут про­дол­же­ны дей­ствия против народа, что это может про­изой­ти до 9 ав­гу­ста. Я даже таких ва­ри­ан­тов не ис­клю­чу. Но в любом случае – и это точно – выборы 2025 года будут в другой Бе­ла­ру­си од­но­знач­но. Это не просто по­след­ний срок. Это из­ме­не­ния. Вопрос только когда и как. Самое глав­ное – как.
Вы спро­си­ли о помощи меж­ду­на­род­но­го со­об­ще­ства – только не кровь. Вот это ос­нов­ной мой призыв ко всем. Не дай Бог, будет кровь. Я все-таки верю, что людям, ко­то­рые ис­пол­ня­ют при­ка­зы, на­вер­но, должно быть по­нят­но –не ис­пол­няй­те неза­кон­ные при­ка­зы. Встань­те на сто­ро­ну закону – и все будет другое.
- Я за­ме­тил, что Лу­ка­шен­ко часто ис­поль­зу­ет такую ри­то­ри­ку, что якобы кан­ди­да­ты имеют про­рос­сий­ские по­зи­ции. В част­но­сти, в от­но­ше­нии вас он обос­но­вы­ва­ет это тем, что вы воз­глав­ля­ли Бел­га­з­пром­банк. С каких это пор иметь про­рос­сий­скую по­зи­цию в Бе­ла­ру­си – это нега­тив­ный фактор? За­шквар­но, вы­ра­жа­ясь языком со­вре­мен­ной мо­ло­де­жи.
- Мы это об­суж­да­ли. Вообще дей­ствия ны­неш­ней власти не под­да­ют­ся ло­ги­че­ско­му объ­яс­не­нию. По­это­му у меня нет ком­мен­та­ри­ев. Так же как не было ком­мен­та­ри­ев к суж­де­нию «вируса не видим, значит его нет».
До­го­вор о со­зда­нии Союза России и Бе­ла­ру­си был под­пи­сан дей­ству­ю­щим бе­ло­рус­ским пре­зи­ден­том, не мной, и не одним из кан­ди­да­тов. И вдруг – мы этот до­го­вор воз­ро­ди­ли, ура-ура, а теперь Россия вроде самый глав­ный враг, а банк рос­сий­ский ока­зы­ва­ет­ся самым боль­шим мон­стром. Это не под­да­ет­ся здра­вой логике. У меня только одно слово – неад­к­ват­ность.
- На­сколь­ко вы оце­ни­ва­е­те ве­ро­ят­ность, что народ, - если Лу­ка­шен­ко объ­явят по­бе­ди­те­лем, – выйдет на улицу? Что вы будете делать? Со сто­ро­ны скла­ды­ва­ет­ся впе­чат­ле­ние, что у вас лично, г-на Цеп­ка­ло, г-на Ти­ха­нов­ско­го нет бо­га­то­го по­ли­ти­че­ско­го про­шло­го. Хватит ли у вас опыта, чтобы из этой си­ту­а­ции выйти?
- Мне ка­жет­ся, в вашем во­про­се есть неко­то­рое про­ти­во­ре­чие. Если бе­ло­рус­ский народ выйдет, то он выйдет сам, и лидеры ему уже не будут нужны. Другое дело, пойдут ли лидеры с на­ро­дом. По­это­му я всегда говорю, что не хочу при­зы­вать людей на пло­щадь.
Но я точно говорю, если люди выйдут на пло­щадь, я буду вместе с на­ро­дом на пло­ща­ди. Дело не в том, кто к чему при­зо­вет. Бе­ло­ру­сы сде­ла­ют этот выбор сами. И важно быть вместе с ними. А не пы­тать­ся идти против воли, либо рас­стре­ли­вать за это бе­ло­ру­сов, либо под­стре­кать. Бе­ло­ру­сы уже могут при­нять са­мо­сто­я­тель­но ре­ше­ние. И мы это ре­ше­ние увидим 9 ав­гу­ста.
- Как вы оце­ни­ва­е­те ве­ро­ят­ность си­ло­во­го сце­на­рия, если народ выйдет на улицы, и что Россия в кри­ти­че­ской си­ту­а­ции может вме­шать­ся?
- Начну со второй части во­про­са. Я не говорю о России. Я в прин­ци­пе говорю о внеш­нем вме­ша­тель­стве. Бе­ло­ру­сы – са­мо­сто­я­тель­ная нация. У нас нет внут­рен­них про­ти­во­ре­чий внутри страны, для ре­ше­ния ко­то­рых по­тре­бо­ва­лось бы вме­ша­тель­ство внеш­них сил. По­это­му ни с какой сто­ро­ны – ни слева, ни справа, ни сверху, ни снизу – бе­ло­ру­сам не нужно это вме­ша­тель­ство. И я уверен, никто в это не будет вме­ши­вать­ся. Потому что – еще раз по­вто­рю – в Бе­ла­ру­си не может быть за­про­са на такое вме­ша­тель­ство. У нас нет спор­ных тер­ри­то­рий, у нас нет дис­кус­си­он­ных тем, ко­то­рые раз­ры­ва­ли бы народ на части. Раз­ли­чие между во­сто­ком и за­па­дом, югом и се­ве­ром Бе­ла­ру­си, ко­неч­но, су­ще­ству­ет. Но это ре­ги­о­наль­ное раз­ли­чие очень ма­лень­кое. Мы единая нация.
Если вдруг такой запрос будет у кучки людей, ко­то­рые взяли на себя право вещать от имени бе­ло­рус­ско­го народа, я думаю, наш народ легко с ними спра­вит­ся. И самое по­след­нее. Я все-таки верю в то, что люди, ко­то­рые будут от­да­вать приказ, высшие офи­це­ры, помнят, по­ни­ма­ют, что такое пре­ступ­ный приказ. Они не будут стре­лять в без­оруж­ных граж­дан.
Я знаю многих офи­це­ров, я знаю, что они имеют чув­ство соб­ствен­но­го до­сто­ин­ства. И они помнят при­ся­гу, ко­то­рую они давали, – слу­жить Бе­ла­ру­си и бе­ло­рус­ско­му народу. И по­это­му, мне ка­жет­ся, людей, ко­то­рые служат какому-то одному лицу, – очень мало. Боль­шая часть си­ло­ви­ков не пойдет против своего народа.
Вы можете мне на­пом­нить Плошчу 2010. Но, по­ни­ма­е­те, как бы ни было обидно, как бы много людей там ни было, там не стояли три с по­ло­ви­ной мил­ли­о­на. А элек­то­раль­ное боль­шин­ство – если оно про­го­ло­су­ет против су­ще­ству­ю­щей власти – это три с по­ло­ви­ной мил­ли­о­на. Ни­ко­гда не вы­хо­ди­ло столь­ко людей. И даже если выйдет пол­то­ра мил­ли­о­на, я думаю, это будет до­ста­точ­но.
- Кстати, о пре­ступ­ных при­ка­зах. Что будет с Лу­ка­шен­ко в си­ту­а­ции, если пред­ста­вить, что 9 ав­гу­ста он пе­ре­ста­ет быть пре­зи­ден­том? Мы помним разные пуб­ли­ка­ции о том, что г-н Лу­ка­шен­ко может быть при­ча­стен к ис­чез­но­ве­нию людей. Нужно забыть об этом или рас­сле­до­вать?
- Все должно быть по закону. И в рамках закона должно быть рас­сле­до­ва­ние. Если ты пре­ступ­ник, ты должен от­ве­чать по закону. Если ты не на­ру­шал закон – а уста­но­вить это может только суд, если он суд будет неза­ви­си­мой ветвью вла­стью, - на­ка­зы­вать неви­нов­ных нельзя. Даже неза­ви­си­мо от того, что пишут СМИ.
- Скоро со­сто­ит­ся ре­ги­стра­ция кан­ди­да­тов в пре­зи­ден­ты. Как вы оце­ни­ва­е­те шансы на ре­ги­стра­цию? И что будете делать, если вас не за­ре­ги­стри­ру­ют?
- 14 июля – край­ний срок ре­ги­стра­ции. Что будем делать? Одно из немно­гих до­сто­инств се­го­дняш­ней власти, что она очень редко об­ма­ны­ва­ет. Ее иногда не слышат. Или непра­виль­но трак­ту­ют. Но она очень редко об­ма­ны­ва­ет. В среду про­зву­ча­ла фраза от лидера, что по нефор­маль­ным при­чи­нам от­ка­зы­вать в ре­ги­стра­ции не будут. Это озна­ча­ет, что фор­маль­ные при­чи­ны су­ще­ству­ют. По ним, может, раньше от­ка­зы­ва­ли. Но сейчас дана уста­нов­ка – только сле­до­вать фор­маль­но закону. В таких рамках ос­но­ва­ний от­ка­зать просто не су­ще­ству­ет. Мы на­столь­ко дос­ко­наль­но изу­чи­ли закон и все его нюансы, что ярким при­ме­ром нашей этой бук­во­ед­ко­сти яв­ля­ет­ся то, что на первом этапе мы со­бра­ли ини­ци­а­тив­ную группу почти 10 000 че­ло­век. И только двоим из них от­ка­за­ли. Я думаю, что это убе­ди­тель­ное до­ка­за­тель­ство того, что и к сле­ду­ю­ще­му этапу мы готовы. У нас уже около 400 000 под­пи­сей, и уж из них точно можно вы­брать 100 000 эта­лон­ных. Метод подачи у нас таков, что их нельзя будет ни рас­шить, ни вста­вить, ни из­ме­нить. Мы учли все нюансы. И раз нам обе­ща­ли, что по нефор­маль­ным при­чи­нам не будут от­ка­зы­вать, оста­ет­ся только метод, ко­то­рый пока, к со­жа­ле­нию, ре­а­ли­зу­ет­ся. У нас пы­та­ют­ся со­здать си­ту­а­цию, когда невоз­мож­но сле­до­вать фор­маль­ным кри­те­ри­ям. Но, как я уже сказал – против этого у нас тоже есть ин­стру­мен­та­рий, и он уже се­год­ня начал ре­а­ли­зо­вы­вать­ся.
- Спа­си­бо вам за ин­те­рес­ный раз­го­вор. Мы желаем вам удачи, чтобы вас за­ре­ги­стри­ро­ва­ли, и чтобы в сле­ду­ю­щий раз вы вы­сту­пи­ли в нашем эфире в ка­че­стве кан­ди­да­та. А я на­пом­ню вам, что мы се­год­ня го­во­ри­ли с одним из участ­ни­ков пре­зи­дент­ской гонки в Бе­ла­ру­си Вик­то­ром Бо­ба­ри­ко.
- Спа­си­бо. И вам удачи.

Источник:

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments