alex54sar (alex54sar) wrote,
alex54sar
alex54sar

Category:

Минская крепость: процесс перемен подобрался к Белоруссии

кислая

Волна из­ме­не­ний, гу­ля­ю­щая по пост­со­вет­ско­му про­стран­ству, до­ка­ти­лась до тра­ди­ци­он­но спо­кой­ной Рес­пуб­ли­ки Бе­ла­русь. Пред­сто­я­щие в ав­гу­сте пре­зи­дент­ские выборы, на ко­то­рых Алек­сандр Лу­ка­шен­ко бал­ло­ти­ру­ет­ся на шестой срок, уже при­ве­ли к по­ли­ти­че­ско­му обостре­нию. Пре­зи­дент го­во­рит о по­пыт­ках внеш­них сил рас­ка­чать си­ту­а­цию и устро­ить оче­ред­ной майдан. И обе­ща­ет его не до­пу­стить.

Арест зна­ко­вых фигур из числа име­ю­щих от­но­ше­ние к из­би­ра­тель­ной гонке вызвал вол­не­ния среди граж­дан­ски ак­тив­ной части об­ще­ства, кри­ти­ку в ЕС и недо­уме­ние в России. Москва едва ли стала бы тре­во­жить­ся по поводу на­ру­ше­ния прав кан­ди­да­тов и норм де­мо­кра­тии, но бе­ло­рус­ское на­чаль­ство уж очень на­стой­чи­во под­чёр­ки­ва­ет, что смута на сей раз идёт с северо-во­сто­ка.

Оста­вим анализ соб­ствен­но внут­ри­по­ли­ти­че­ских об­сто­я­тельств со­сед­ней страны спе­ци­а­ли­стам, к числу ко­то­рых автор этих строк не от­но­сит­ся, и взгля­нем на про­ис­хо­дя­щее в общем меж­ду­на­род­ном кон­тек­сте. Ещё несколь­ко лет назад несме­ня­е­мый либо жёстко пре­ем­ствен­ный лидер на про­стран­стве быв­ше­го СССР смот­рел­ся ор­га­нич­но. Однако в се­ре­дине про­шло­го де­ся­ти­ле­тия подули новые ветры. В таких разных по по­ли­ти­че­ско­му устрой­ству стра­нах, как Укра­и­на, Уз­бе­ки­стан, Ар­ме­ния, Мол­да­вия, Кир­ги­зия и Ка­зах­стан про­изо­шли пе­ре­ме­ны. Сце­на­рии везде были свои. На­силь­ствен­ная смена режима с мас­си­ро­ван­ным во­вле­че­ни­ем внеш­них сил и граж­дан­ским кон­флик­том, а через пару лет – сен­са­ци­он­ное из­бра­ние пре­зи­ден­том «че­ло­ве­ка из ни­от­ку­да» (Укра­и­на). Кон­чи­на бес­смен­но­го вождя и резкий по­во­рот по­ли­ти­ки после при­хо­да со­гла­со­ван­но­го пре­ем­ни­ка (Уз­бе­ки­стан). Ми­тин­го­вая стихия на волне от­тор­же­ния преж­не­го режима, при­вед­шая к власти по­пу­лист­ски на­стро­ен­но­го оп­по­зи­ци­о­не­ра (Ар­ме­ния). Бес­пре­це­дент­ное, хотя и очень крат­ко­вре­мен­ное объ­еди­не­ние диа­мет­раль­но про­ти­во­по­лож­ных сил и их па­тро­нов ради от­стра­не­ния от власти оли­гар­хи­че­ско­го мо­но­по­ли­ста (Мол­да­вия). Вы­ве­рен­ная и осу­ществ­ля­е­мая по­этап­но пе­ре­да­ча высшей власти от отца-ос­но­ва­те­ля со­рат­ни­ку (Ка­зах­стан). На­ко­нец, пла­но­вый тран­зит, в итоге при­вед­ший к остро­му кон­флик­ту нового пре­зи­ден­та с преды­ду­щим (Кир­ги­зия). Объ­еди­ня­ет эти случаи одно – пе­ре­ход (с разной сте­пе­нью успеш­но­сти и мас­шта­бом по­тря­се­ний) к другой фазе раз­ви­тия, свя­зан­ный с пер­со­наль­ны­ми из­ме­не­ни­я­ми.

В Бе­ло­рус­сии ничего такого не пла­ни­ро­ва­лось. Доб­ро­воль­ный отказ от власти не в пра­ви­лах Алек­сандра Лу­ка­шен­ко, а некон­тро­ли­ру­е­мая смена режима не пред­по­ла­га­лась по при­чине жёст­ко­го си­ло­во­го кон­тро­ля над об­ще­ствен­но-по­ли­ти­че­ской си­сте­мой.

Лу­ка­шен­ко об­ла­да­ет огром­ным опытом вы­жи­ва­ния в небла­го­при­ят­ной внут­рен­ней и внеш­ней об­ста­нов­ке, он не раз про­яв­лял чудеса из­во­рот­ли­во­сти, об­ла­дая огра­ни­чен­ным про­стран­ством для ма­нёв­ра.

На се­го­дняш­ний день Лу­ка­шен­ко – аб­со­лют­ный ре­корд­смен пост­со­вет­ско­го про­стран­ства по про­дол­жи­тель­но­сти управ­ле­ния го­су­дар­ством (почти 26 лет). По этому по­ка­за­те­лю он на пол­го­да опе­ре­жа­ет та­джик­ско­го пре­зи­ден­та Эмо­ма­ли Рах­мо­на и на 5,5 лет Вла­ди­ми­ра Путина (если не вы­чи­тать четыре про­ме­жу­точ­ных года его пре­мьер­ства). Далее с боль­шим от­ры­вом ещё в семь лет идёт турк­мен­ский ру­ко­во­ди­тель Гур­бан­гу­лы Бер­ды­му­ха­ме­дов.

В неболь­шом го­су­дар­стве, рас­по­ло­жен­ном на стыке внеш­них гео­по­ли­ти­че­ских ин­те­ре­сов, внут­рен­ние про­цес­сы неиз­беж­но ока­зы­ва­ют­ся про­из­вод­ны­ми от них. Но ха­рак­тер такой про­из­вод­но­сти может быть разным. Если данные ин­те­ре­сы остро кон­флик­ту­ют, внут­ри­по­ли­ти­че­ская борьба пре­вра­ща­ет­ся в прямое столк­но­ве­ние внеш­них иг­ро­ков (Укра­и­на). Если они си­ту­а­тив­но сов­па­да­ют, то спо­соб­ны легко из­ме­нить мест­ную тра­ек­то­рию (Мол­да­вия-2019). В неко­то­рых слу­ча­ях внеш­ние силы ока­зы­ва­ют­ся от­вле­че­ны либо по­ла­га­ют, что кар­ди­наль­ной пе­ре­ори­ен­та­ции не слу­чит­ся при любом раз­ви­тии со­бы­тий – тогда их ход опре­де­ля­ет­ся соб­ствен­ной ло­ги­кой (Ар­ме­ния-2018). В стра­нах, об­ла­да­ю­щих ре­сурс­ным по­тен­ци­а­лом (Уз­бе­ки­стан, Ка­зах­стан), есть воз­мож­ность сни­зить воз­дей­ствие внеш­не­го фак­то­ра, когда власти огра­ни­чи­ва­ют­ся кон­суль­та­ци­я­ми с вли­я­тель­ны­ми иг­ро­ка­ми.

У Бе­ло­рус­сии есть без­услов­ная спе­ци­фи­ка – и гео­по­ли­ти­че­ская, и со­ци­аль­но-куль­тур­ная, и лич­ност­ная. Но мо­за­и­ка скла­ды­ва­ет­ся из тех же эле­мен­тов. Ре­сурс­ный ва­ри­ант не под­хо­дит, а вот осталь­ные при­ме­ни­мы в от­дель­ных ас­пек­тах, точнее – ни­ка­кой из них не ис­клю­чён. Вопрос – по какому из воз­мож­ных сце­на­ри­ев всё может дви­нуть­ся.

Наи­бо­лее при­ем­ле­мы здесь, на­вер­ное, ана­ло­гии с Ар­ме­ни­ей. Еди­но­лич­но­го прав­ле­ния там не было, но власть на про­тя­же­нии 20 лет при­над­ле­жа­ла одной группе, что по­ро­ди­ло стан­дарт­ный набор из­дер­жек – сни­же­ние эф­фек­тив­но­сти и рост кор­рум­пи­ро­ван­но­сти. Другая схожая черта: Ереван, как и Минск, прочно за­креп­лён на орбите Москвы и не имеет ре­аль­ной воз­мож­но­сти её по­ки­нуть. Если в бе­ло­рус­ском случае глав­ный удер­жи­ва­ю­щий эле­мент – эко­но­ми­ка, то в ар­мян­ском – без­опас­ность, един­ствен­ный по­став­щик ко­то­рой – Россия. И там, и там тесная при­вяз­ка не ис­клю­ча­ет по­пы­ток ма­нев­ри­ро­вать, что делали и ар­мян­ские, и бе­ло­рус­ские власти, от­да­вая себе, однако, отчёт в уто­пич­но­сти пе­ре­ори­ен­та­ции.

Укра­ин­ский сце­на­рий – наи­бо­лее дра­ма­тич­ный из всех – нельзя счи­тать ис­клю­чён­ным в Бе­ло­рус­сии, гео­гра­фи­че­ские, куль­тур­но-ис­то­ри­че­ские и по­ли­ти­че­ские пред­по­сыл­ки для него име­ют­ся. Однако его прак­ти­че­ская ре­а­ли­за­ция пред­по­ла­га­ет иную меж­ду­на­род­ную ат­мо­сфе­ру.

Ев­ро­май­дан обер­нул­ся на­столь­ко со­кру­ши­тель­ны­ми по­след­стви­я­ми, потому что стал куль­ми­на­ци­ей давно ко­пив­ше­го­ся гео­по­ли­ти­че­ско­го на­пря­же­ния между рас­ши­ряв­ши­ми­ся на восток ев­ро­ат­лан­ти­че­ски­ми струк­ту­ра­ми и пы­тав­шей­ся оста­но­вить этот про­цесс Рос­си­ей. Сейчас, к сча­стью, по­доб­но­го накала нет и не пред­ви­дит­ся. От­ча­сти бла­го­да­ря тому, что учтён укра­ин­ский опыт, от­ча­сти потому, что при­о­ри­те­ты у иг­ро­ков и к во­сто­ку, и к западу ныне совсем другие. Внеш­ние силы, по­гру­жён­ные в соб­ствен­ные про­бле­мы, не счи­та­ют бе­ло­рус­ский вопрос на­столь­ко важным, чтобы по-на­сто­я­ще­му во­вле­кать­ся в та­мош­ние из­би­ра­тель­ные пе­ри­пе­тии. По­след­нее об­сто­я­тель­ство делает ма­ло­ве­ро­ят­ным и ги­по­те­ти­че­ский мол­дав­ский казус. Для него, впро­чем, нет и объ­ек­тив­ных внут­рен­них усло­вий – вы­со­ко­лик­вид­ной мно­го­пар­тий­но­сти, в ко­то­рой все участ­ни­ки про­из­воль­но меняют взгля­ды и по­зи­ции, как это про­ис­хо­дит в Ки­ши­нё­ве.

По­лу­ча­ет­ся, что со­бы­тия в Бе­ло­рус­сии опре­де­ля­ют­ся сейчас прежде всего внут­рен­ней ди­на­ми­кой, на­сколь­ко это вообще воз­мож­но для страны, ко­то­рая на­хо­дит­ся в таком гео­по­ли­ти­че­ском по­ло­же­нии. Пять лет назад Лу­ка­шен­ко обо­шёл­ся без по­пы­ток со­чи­нить пред­вы­бор­ное либ­рет­то в ев­ро­пей­ском стиле, и ничего. Не вполне по­нят­но, зачем власти теперь решили сна­ча­ла по­иг­рать в плю­ра­лизм. Рас­про­стра­нён­ное объ­яс­не­ние – для ру­ко­вод­ства страны важно по­зи­тив­ное от­но­ше­ние Запада. Но, во-первых, опыт по­ка­зы­ва­ет, что ре­зуль­тат таких за­иг­ры­ва­ний ока­зы­ва­ет­ся прямо про­ти­во­по­лож­ным. Во-вторых, глядя на про­ис­хо­дя­щее в ЕС и США, легко пред­по­ло­жить, что не «сво­бод­ные и чест­ные выборы» в Рес­пуб­ли­ке Бе­ла­русь сейчас в первую оче­редь вол­ну­ют за­пад­ных гран­дов. Ну и тем более непо­сле­до­ва­тель­ным по­лу­ча­ет­ся то, что заявка на управ­ля­е­мую сво­бо­ду выбора мо­мен­таль­но была раз­вёр­ну­та на 180 гра­ду­сов без со­блю­де­ния ма­лей­ших по­ли­те­сов.

Нер­воз­ность Минска за­став­ля­ет пред­по­ло­жить, что уве­рен­но­сти в успехе у дей­ству­ю­ще­го главы го­су­дар­ства меньше, чем обычно.

26 лет – срок очень долгий, осо­бен­но по ны­неш­ним бурным и крайне ин­тен­сив­ным вре­ме­нам, так что нет ничего уди­ви­тель­но­го в том, что растут внут­рен­няя на­пря­жён­ность и уста­лость об­ще­ства от несме­ня­е­мо­сти. Есть и другой «фронт» – с рос­сий­ской сто­ро­ны уже два года как ста­вит­ся вопрос о том, что с фор­ма­том Со­юз­но­го го­су­дар­ства надо опре­де­лять­ся, то есть пе­ре­хо­дить к со­зда­нию еди­но­го на­род­но­хо­зяй­ствен­но­го ком­плек­са.

Уни­каль­ный статус Бе­ло­рус­сии как су­ве­рен­но­го субъ­ек­та, на­хо­дя­ще­го­ся при этом в со­ста­ве Со­юз­но­го го­су­дар­ства с Рос­си­ей, на про­тя­же­нии более чем 20 лет яв­ля­ет­ся ценным ак­ти­вом Алек­сандра Лу­ка­шен­ко. Именно это нестан­дарт­ное по­ло­же­ние поз­во­ля­ло, с одной сто­ро­ны, поль­зо­вать­ся эко­но­ми­че­ски­ми пре­фе­рен­ци­я­ми, с другой – под­чёр­ки­вать неза­ви­си­мость страны и са­мо­быт­ность на­ци­о­наль­ной модели. Рос­сий­ский ин­те­рес в под­держ­ке такого по­ло­же­ния вещей в разное время объ­яс­нял­ся раз­ны­ми при­чи­на­ми, в первую оче­редь гео­по­ли­ти­че­ски­ми. Си­ту­а­ция, однако, кар­ди­наль­но ме­ня­лась, а формат от­но­ше­ний – нет. Москва пришла к за­клю­че­нию, что усло­вия суб­си­ди­ро­ва­ния со­юз­ни­ка должны быть оп­ти­ми­зи­ро­ва­ны в духе меж­ду­на­род­но-по­ли­ти­че­ской фи­ло­со­фии, воз­об­ла­дав­шей в мире в по­след­ние годы. Кризис ли­бе­раль­но­го гло­ба­ли­за­ци­он­но­го про­ек­та по­все­мест­но ведёт к на­мно­го более ути­ли­тар­но­му ха­рак­те­ру от­но­ше­ний. К добру или к худу, но мер­кан­ти­лизм До­наль­да Трампа воз­дей­ству­ет на меж­ду­на­род­ную ат­мо­сфе­ру.

Впро­чем, пе­ре­осмыс­ле­ние взгля­да на со­се­дей на­ча­лось в России давно и про­ис­хо­ди­ло вне за­ви­си­мо­сти от общих трен­дов. Это есте­ствен­ный про­цесс по мере уда­ле­ния от единой страны и ре­а­ли­за­ции разных на­ци­о­наль­ных и транс­на­ци­о­наль­ных про­ек­тов на её бывшей тер­ри­то­рии. Опре­де­ля­ю­щий фактор от­но­ше­ния к этим про­ек­там – их со­сто­я­тель­ность. Если сами «новые неза­ви­си­мые го­су­дар­ства», как их когда-то на­зы­ва­ли, не де­мон­стри­ру­ют своего укреп­ле­ния и спо­соб­но­сти к устой­чи­во­му са­мо­сто­я­тель­но­му раз­ви­тию, Россия, по сути, видит всё меньше необ­хо­ди­мо­сти счи­тать их без­услов­но со­сто­яв­ши­ми­ся только по факту рас­па­да СССР.

Же­ла­ние Москвы пе­ре­смот­реть основы вза­и­мо­дей­ствия вы­зва­ло по­нят­ное непри­я­тие Минска, по­сколь­ку ре­ви­зия про­ис­хо­ди­ла бы в первую оче­редь за счёт суже­ния воз­мож­но­стей Бе­ло­рус­сии. Упор­ный торг про­дол­жа­ет­ся уже больше по­лу­то­ра лет в разных ре­жи­мах – не только на дву­сто­рон­нем уровне, но и в рамках Евразий­ско­го эко­но­ми­че­ско­го союза. Если Россия опи­ра­ет­ся в нём на свой эко­но­ми­че­ский по­тен­ци­ал, то Бе­ло­рус­сия за­дей­ству­ет по­ли­ти­че­ские ин­стру­мен­ты. Здесь и на­чи­на­ет­ся дис­со­нанс между ре­аль­но­стью (за­ви­си­мость страны от России непре­одо­ли­ма без ка­та­стро­фи­че­ских по­тря­се­ний) и ри­то­ри­кой (Лу­ка­шен­ко ре­гу­ляр­но вы­сту­па­ет с рез­ки­ми об­ви­не­ни­я­ми в адрес Москвы, говоря о непри­ем­ле­мо­сти её по­ли­ти­ки). Из­би­ра­тель­ная кам­па­ния ше­сто­го срока фак­ти­че­ски стро­ит­ся на раз­об­ла­че­нии планов мос­ков­ских «кук­ло­во­дов» лишить бе­ло­ру­сов соб­ствен­но­го го­су­дар­ства, ис­поль­зуя мест­ных «кукол». Этим же жёст­кость дей­ствий против оп­по­нен­та оправ­ды­ва­ет­ся для ев­ро­пей­ских на­блю­да­те­лей.

Не зная всех де­та­лей, невоз­мож­но судить, сколь обос­но­ван­ны уго­лов­ные дела против неза­дач­ли­вых кон­ку­рен­тов Лу­ка­шен­ко. Но об­сто­я­тель­ства ареста и об­ви­не­ний в любом случае пре­вра­ща­ют их в со­мни­тель­ные, так они и будут вос­при­ни­мать­ся вовне и как ми­ни­мум частью пуб­ли­ки внутри страны.

Кан­ди­дат номер один вы­нуж­ден будет вести кам­па­нию в усло­ви­ях, когда Запад на­стро­ен от­ри­ца­тель­но, Россия – на­сто­ро­жен­но, а об­ще­ство – устало от того, что на про­тя­же­нии многих лет с ним ра­бо­та­ют, ис­поль­зуя одни и те же приёмы.

Как бы ни прошли выборы, после них Минску при­дёт­ся воз­вра­щать­ся к той же по­вест­ке дня, ко­то­рая до­ми­ни­ро­ва­ла в по­след­ние годы. Вопрос о рамке от­но­ше­ний с Рос­си­ей никуда не де­нет­ся, как и задачи, ко­то­рые ставит перед собой Москва. Едва ли речь может идти о новых по­ли­ти­че­ских формах, это слиш­ком обя­зы­ва­ю­ще, но корпус эко­но­ми­че­ских по­же­ла­ний не из­ме­нит­ся. Алек­сан­дру Лу­ка­шен­ко будет непро­сто пойти нав­стре­чу и после пе­ре­из­бра­ния, осо­бен­но если оно прой­дёт неглад­ко. А если пред­ста­вить, что пока ещё крайне ма­ло­ве­ро­ят­ный ва­ри­ант резких пе­ре­мен всё же станет явью, смен­щи­кам се­го­дняш­них ру­ко­во­ди­те­лей по­на­до­бит­ся про­шту­ди­ро­вать опыт той же Ар­ме­нии. За­ло­гом от­но­си­тель­но спо­кой­но­го тран­зи­та там стали твёр­дые за­ве­ре­ния «пре­тен­ден­тов», что они по­ни­ма­ют гео­по­ли­ти­че­ские реалии и не со­би­ра­ют­ся ста­вить их под вопрос. Иной ва­ри­ант ре­ани­ми­ру­ет при­зрак «укра­ин­ско­го сце­на­рия», хотя, по­вто­рюсь, объ­ек­тив­ные усло­вия несрав­ни­мы с теми, что сло­жи­лись к 2014 году. То­гдаш­не­го драйва у внеш­них иг­ро­ков нет. Так что если спи­раль на­пря­жён­но­сти начнёт за­кру­чи­вать­ся, это, прежде всего, будет про­дукт са­мо­быт­но­го бе­ло­рус­ско­го раз­ви­тия и ру­ко­твор­ных дей­ствий мест­ных по­ли­ти­че­ских умель­цев.

Ф. Лу­кья­нен­ко

Источник:

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments