alex54sar (alex54sar) wrote,
alex54sar
alex54sar

Categories:

Реконкиста «Талибана»*

  Дмитрий Ершов

«Политика — это война без кровопролития, тогда как война - это политика с кровопролитием». (с) Мао Цзэдун. «Красная Книга».

Сразу хотелось бы написать в начале этой статьи, что я считаю «Талибан»* террористической организацией и не в коем случае ни её саму, ни её деятельность не поддерживаю. Данный материал – это только лишь анализ сложившейся ситуации в Средней Азии и на Ближнем Востоке.

На сегодняшний день пуштунское движение «Талибан»* по некоторым данным контролирует 85% территории Афганистана и 90% протяженности его границ. Самое интересное, что при нынешнем наступлении «талибы»* уже захватили населенную этническими таджиками афганскую провинцию Бадахшан, а также ее стратегически важную с точки зрения географии часть - Ваханский коридор, который граничит с территориями Таджикистана, Пакистана и Китая. К слову, «талибы»* этот район не контролировали даже на протяжении 1995-ого – 2001-ого годов во время их господства в Афганистане. То есть, нынешняя реконкиста «Талибаном»* Афганистана идет всерьез и, видимо, надолго. И падение Кабула, также вместе с ним и светского режима президента Ашрафа Гани – это уже вопрос месяцев, если не дней. Поэтому есть смысл сделать небольшую аналитику относительно того, а что ждет Афганистан после того, как он полностью окрасится в «белые цвета «Талибана»*».

Начнем с того, что нынешние «талибы»* и «талибы»*, которые правили в Афганистане до 2001-ого года – это не совсем одно и тоже. «Талибан»* 90-х – это была более радикальная структура, которая неотступно следовала закона Шариата, а также местному негласному пуштунскому своду правил под названием «Нана» или «Пуштунвали». «Талибы»*, следуя этим кодексам и законам, на корню уничтожали посевы опийного мака. Так, к 2001-ому году по оценкам как ООН, так и Правительства США, культивация опийного мака в Афганистане упала практически до нуля (Посевы составляли лишь 8 000 гектар против 209 000, например, в 2013-ом году или 82 000 в 2000-ом). На сегодняшний же день для «талибов»* наркоторговля — один из важных источников дохода и именно они активно продвигают выращивание опийного мака в северных провинциях Афганистана, которые недавно попали под их контроль. То есть приход «талибов»* к власти в Афганистане станет причиной увеличения наркотрафика из этой страны во все стороны: как в Среднюю Азию, а затем в Россию и Европейский Союз, так и в соседний Иран. Также «Талибан»* из полностью пуштунского движения превращается в движение международное. В частности, в его рядах уже сейчас достаточно много таджиков и узбеков. Что является первой предпосылкой к его распространению на территорию Средней Азии и, в первую очередь, в Узбекистан и Таджикистан. А в граничащем с Афганистаном Туркменистане уже перебросили армию к афганской границе, а также провели эвакуацию гражданского населения из граничащих с Афганистаном населенных пунктов. Лично я очень сомневаюсь в том, «талибы»* прямо сейчас начнут куда-либо кроме еще неподконтрольных районов Афганистана свое вторжение. Но в перспективе ближайших 5 – 10 лет они будут в состоянии расширить сеть своего влияния вплоть до Северного Кавказа и Поволжья России.

В любом случае прямо сейчас формируется еще один региональный центр силы в Средней Азии и на Ближнем Востоке. И с ним придется считаться всем региональным игрокам в регионе, включая Турцию, Китай, Иран и Россию. Официальные делегации «Талибана»* уже посетили Москву, Ашхабад, Тегеран и сейчас, скорее всего, посетят и Стамбул, где будет обсуждаться судьба военного присутствия Турции в Афганистане. Сейчас, уверен, основная задача, которую ставят перед собой дипломаты из пригласивших к себе делегации «талибов»* стран – это договорится с «Талибаном»* относительно нераспространения их экспансии за пределы Афганистана. Также я уверен, что эти переговоры, чтобы там не обещали сейчас «талибы»*, не имеют никакого смысла. С течением времени, когда «Талибан»* окончательно укрепится в Афганистане, они начнут расширять свое влияние на соседние страны. Точно также, как в свое время начал поступать Иран после произошедшей там в 1979-ом году Исламской Революции.

Немаловажный вопрос – это также факторы прихода «Талибана»* к власти в Афганистане. Основной фактор – это решение о полном выводе сил международной коалиции (ISAF) с территории Афганистана, а в первую очередь военнослужащих США. В США военное и политическое руководство страны решило, что проблема Афганистана – это дело самого Афганистана и тратить огромные ресурсы на поддержание стабильности там не имеет для Америки никакого смысла. Теперь эти ресурсы тратить придется России, Китаю и Ирану – основным противникам США в регионе. Так что позиция США тут предельно ясна.

Второй фактор – это то, что в Афганистане так и не смогло появиться адекватное светское руководство страны. Нынешнее афганское руководство так достало свое же население чрезмерной коррупцией и беспределом, что Афганистан встречает «талибов»* с их твердой идеологией и законами чуть ли не ликованием. Не удивлюсь, что точно также может случиться через несколько лет уже на территории ряда иных государств.

Итак, факторы прихода «Талибана»* к власти в Афганистане ясны. Сам факт полного контроля «талибов»* в скором времени над всем Афганистаном сомнений не вызывает. Остались, наверное, самые важные вопросы. Первый из них, а кто эти «талибы»*, собственно, такие? А второй, как им собираются противостоять Россия, Китай и Иран?

«Талибан»* зародился на территории Пакистана в так называемой «Зоне племен» в 1994-ом году. С языка пушту «талибан» переводится, как «учащиеся медресе». В 1995-ом году они уже контролировали треть Афганистана, а в 1996-ом взяли Кабул. Основными противниками «талибов»* в то время были бывшие командиры афганских моджахедов, такие, как Ахмад Шах Масуд, которые до этого сражались против контингента советских войск в Афганистане, а затем свергли просоветский режим Мохаммада Наджибуллы, который не имел никаких шансов на существование после вывода советских войск из Афганистана в 1989-ом году и последовавшего в 1991-ом году краха СССР.

Основателем «Талибана»* считается афганский религиозный деятель принимавший участие в Афганской войне на стороне моджахедом Мухаммад Умар. Очень интересный факт, что Мухаммад Умар, как и многие другие лидеры «Талибана»* был сторонником суфизма – исламского мистического течения. По некоторым данным Мухаммад Умар умер от туберкулеза в период с 2013-ого по 2015-ый годы. После него лидером «Талибана»* стал Ахтар Мансур, который был убит 21 мая 2016-ого года выстрелом из американского беспилотника в районе афгано-пакистанской границы. Сейчас «Талибан»* возглавляет Хайбатулла Ахундзада, который был назначен верховным главнокомандующим талибов 25 мая 2016 года. При этом, некоторые аналитики считали, что в рядах талибов существовали разногласия по поводу того, кого следует назначить новым главой «Талибана»*. Было два других претендента на этот пост - мулла Мохаммад Якуб, который является сыном основателя движения «Талибан»* Мухаммада Умара, а также с мая 2020 года возглавил «Шура-е-Кветта» - верховный орган политического управления «талибов»* и Сираджуддин Хаккани, который являлся наиболее известным членом «Группировки Хаккани»*. Однако Хайбатулла Ахундзада сохранил поддержку среди рядовых «талибов»*. Чтобы избежать конфликта после избрания Хайбатуллы Ахундзада своим лидером, «талибы»* согласились, что Мохаммад Якуб и Сираджуддин Хаккани будут работать его заместителями.

Таким образом, сейчас «Талибан»* включает в себя три основные фракции. Первая фракция – это ближайший круг Хайбатуллы Ахундзада, который представлен, как правило, местными религиозными деятелями и не имеет серьезного влияния на весь «Талибан»* в целом. Вторая фракция – это «Группировка Хаккани»* и сам Сираджуддин Хаккани, которые пользуются широкой поддержкой со стороны Межведомственной разведки и армии Пакистана. Третья фракция – это мулла Мохаммад Якуб и «Шура-е-Кветта», которые объединяют многих «полевых командиров» «Талибана»* и финансируются рядом стран с Аравийского полуострова. Учитывая, что управляемый в свое время «талибами»* Исламский Эмират Афганистан дипломатически был признан только тремя государствами: Объединёнными Арабскими Эмиратами, Пакистаном и Саудовской Аравией, то не так сложно догадаться какие страны финансируют «Шура-е-Кветта».

Итак со структурой «Талибана»*, а также с государствами, которые его будут поддерживать на международной арене мы разобрались. Сейчас только я бы к ним добавил еще и Эмират Катар, в котором базируется так называемое «политическое крыло» «Талибана»* во главе с Абдулом Хакимом Хаккани. Это то самое, которое ездит повсюду договариваться от лица всего «Талибана»*, но лично я сомневаюсь, что данные договоренности хоть чего-то стоят. Катар сейчас – это своего рода страна-изгой на Аравийском полуострове и при её поддержке вряд ли можно на что-то повлиять. Равно как и полномочия самого шейха Шахабуддина Делавара, который возглавлял прибывшую в Москву делегацию «Талибана»* или Шира Мухаммада Аббаса Станикзая, который возглавлял прошлые делегации «талибов»* в Москву и нынешние делегации в Тегеран и Душанбе, мягко скажем, широкому кругу лиц неизвестны, и я предполагаю, что никаких реальных полномочий у них попросту нет.

И тут можно уже подойти ко второму вопросу: «А как именно собираются противостоять «Талибану»* Россия, Китай и Иран?».

Начнем с того, что ничего хорошего приход «Талибана»* ко власти в Афганистане для России, Китая и Ирана не несет. Мусульмане-сунниты, да еще и во главе с мистиками-суфиями – это уже прямой вызов для шиитского Ирана под руководством аятолл, которые правят на основе идеологии, основанной аятоллой Рухоллой Хомейни. Официальному Тегерану придется вести с «талибами»* очень сложную дипломатию, основанную, прежде всего, на имеющихся у Тегерана «рычагах влияния» на ситуацию в Афганистане, которых, с полным приходом «Талибана»* к власти, станет не так уж и много. До открытого конфликта дело между Тегераном и «Талибаном»*, думаю, что не дойдет. Но «дипломатическая борьба» ожидает быть серьезной.

Россия, по-видимому, удовлетворена визитом «катарских «дипломатов»». В перспективе возможно, что Москва окажет какую-либо реальную поддержку Ташкенту и Душанбе в военном отношении, а также усилит 201-ую российскую военную базу на территории Таджикистана. Но, в целом, никаких «рычагов влияния» у Москвы на ситуацию в Афганистане сейчас нет, а также нет реального желания и возможностей что-либо серьезное в этом направлении делать. Что же касается увеличения объемов наркотрафика через Среднюю Азию в Россию и Европейский Союз, которое неизбежно произойдет в самом ближайшем будущем, то тут, мне так кажется, коррумпированные генералы и полковники из ФСБ и МВД со своими «коллегами» уже начинают подсчитывать предстоящую прибыль. Так что для определенных сил в России приход «талибов»* - это весьма позитивное явление.

Что же касается Китая, то приход «талибов»* к власти в Афганистане – это возможное ухудшение ситуации с мусульманами-уйгурами в как раз граничащем с Афганистаном (А еще и с проблемным Таджикистаном) Синьцзян-Уйгурском автономном районе. Отмечу также, что уйгуры – это мусульмане-сунниты ханафитского мазхаба. То есть абсолютно такого же религиозного направления, что и пуштуны-«талибы»*. Сейчас китайские власти борются с уйгурами-мусульманами методом отправки оных в концентрационные лагеря на «перевоспитание». По некоторым данным туда китайским правительством уже было отправлено несколько сотен тысяч уйгуров. Понятное дело, что симпатий к Китаю у уйгуров, которые помимо Китая, еще массово проживают в Казахстане, это не добавляет. А общая численность уйгуров в мире составляет около 10 миллионов человек. В перспективе, от «талибанизации» Средней Азии, Китай рискует получить очень серьезную проблему у своих границ. Так как границу между Китаем и Афганистаном в 80 километров контролировать еще можно. А вот общую границу Китая со странами Средней Азии, проходящую еще и в трудно контролируемой местности, обеспечить безопасностью практически невозможно.

В этой ситуации китайцы, скорее всего, сделают основную ставку на Пакистан и контролируемую спецслужбами этой страны вторую фракцию в руководстве «Талибана»* - «Группировку Хаккани»*. Пакистано-Китайские отношения, особенно на фоне глобального ухудшения отношений Китая и Индии, были описаны послом Пакистана в Китае, как «Выше гор, глубже океанов, прочнее стали, дороже зрения, слаще меда и так далее». Поэтому лично у меня абсолютно нет никаких сомнений в том, что Пакистан предпримет все усилия для того, чтобы решить возможные проблемы Китая с «Талибаном»*. Для этого спецслужбам Пакистана необходимо получить полным контроль над движением «Талибан»*, что они и реализуют уже на протяжении 2020-2021 годов. Так, члены «Группировку Хаккани»* на протяжении этого времени все активнее занимают лидирующие позиции в «Талибане»*. По некоторым данным еще в 2020-ом году Хайбатулла Ахундзада отстранил Шира Мухаммада Аббаса Станикзая от должности главы делегации «Талибана» на переговорах в столице Катара Дохе, вместо него на этот пост был назначен шейх аль-хадис маулави Абдул Хаким Хаккани из «Группировки Хаккани»*, а сам Станикзай стал его заместителем. То есть сейчас именно представитель «Группировки Хаккани»* договаривается со всем миром о политике «Талибана»*, хотя реальная военная власть находится пока еще в руках у «Шура-е-Кветта». И если полную власть над «Талибаном»* возьмет сын основателя движения «Талибан»* Мухаммада Умара - мулла Мохаммад Якуб, то нас в скором будущем ждет, действительно, много чего интересного.

*«Талибан» - группировка запрещена в России, как террористическая.

*«Талибы» - члены «Талибан», группировки, которая запрещена в России, как террористическая.

*«Группировка Хаккани» - группировка запрещена в России, как террористическая.

Источник:

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments