alex54sar (alex54sar) wrote,
alex54sar
alex54sar

Categories:

The New Yorker (США): следующая американская война будет с Китаем?

Бенджамин Уоллес-Уэллс (Benjamin Wallace-Wells)

Некоторые американцы странно отреагировали на страшные кадры о союзниках, пытающихся улететь из Афганистана. Речь идет о стремлении развязать новую войну, чтобы восстановить поколебленный престиж США. Статья рассказывает об одном из таких людей — сорокалетнем стратеге Элбридже Колби. Он убеждает США вступить в войну, чтобы защитить Тайвань от КНР. На стороне США при этом может выступить Вьетнам, похоже, забывший, какой род свободы несут люди, подобные Колби.


Американские солдаты в Кабуле, АфганистанЭлбридж Колби возглавляет усилия консерваторов по подготовке американцев к военному конфликту на Тайване.
Фотографии из Афганистана, облетевшие Вашингтон на этой неделе, демонстрируют крах и эвакуацию, скорее похожую на бегство. Мы увидели салон военного транспортного самолета, заполненный более чем шестью сотнями эвакуированных афганцев, которые сидят на полу и держатся за ремни; маленькую девочку с розовым рюкзаком передают через забор в надежде, что ей удастся сбежать; сотни афганцев бегут за транспортником по взлетной полосе Международного аэропорта имени Хамида Карзая, будто могут схватиться за него и улететь.

Проблема: уколы совести

«Пожалуйста, не бросайте нас, — просил пилот афганских ВВС через новостную сеть The Bulwark, говоря от лица многих, кого, без всякого сомнения, бросили. — Мы будем отличными американцами». В США наиболее глубоко переживают те, кто сам участвовал в этом проекте. «Мы были чрезмерно оптимистичны и многое придумывали по ходу дела, — на прошлой неделе написал в The Atlantic полковник армии в отставке Майк Джейсон (Mike Jason), тренировавший афганскую полицию. — Нам не нравился контроль или жесткие вопросы со стороны Вашингтона. Но в любом случае никто не стал привлекать нас к ответственности». Министерство США по делам ветеранов, ожидая, что переживания могут стать более глубокими и привести к катастрофичным последствиям, приняло меры по предотвращению самоубийств среди граждан США: «Ветераны могут сомневаться в значении своей службы, задаваться вопросом о ценности принесённых ими жертв. Они могут переживать больше моральных страданий». Эти чувства, отмечает министерство, нормальны: «Вы не одиноки».

«Мы не очень хороши в империализме»

Тот факт, что многие увидели эти фотографии и отреагировали на них в общем одинаково, оказал на этой неделе на политику странный объединяющий эффект. В прошлое воскресенье член Палаты представителей из Окленда Барбара Ли (Barbara Lee), единственный конгрессмен, в сентябре 2001 года проголосовавший против разрешения на применение военной силы, рассказала в эфире телеканала MSNBC о своей интерпретации событий прошлой недели. «К сожалению, в Афганистане не существует военного решения, — сказала она. — Мы провели там 20 лет. Мы потратили более триллиона долларов. Мы обучили более 300 тысяч афганских военнослужащих». В Твиттере можно найти очень похожий по настроению комментарий Элбриджа Колби (Elbridge Colby), чиновника Министерства обороны при Трампе. «Мы, американцы, не очень хороши в империализме, — написал он. — Множество тех же патологий охарактеризовали и наши усилия во Вьетнаме».

Новая цель — Китай. Ирану и России приготовиться?

Колби, сорокалетний выпускник Йельской школы права, занимал в администрации Трампа должность заместителя помощника министра обороны по вопросам стратегии и развития вооруженных сил. Среди многих других, говорящих примерно то же самое о заканчивающемся конфликте с исламским экстремизмом, ознаменовавшем жизнь целого поколения, Колби выделяется тем, что говорит о будущем, а не о прошлом.

С его точки зрения, идеалистические уколы совести и Афганистан второстепенны по сравнению с настоящими военными, экономическими и дипломатическими действиями, которые нам еще предстоят. И все они связаны с Китаем. На прошлой неделе я говорил с Колби по Zoom, когда Талибан* завоевывал Кандагар и Герат. В это время Колби находился в Бразилии, где, как оказалось, его семья пережидает пандемию. «Убраться с Ближнего Востока, — сказал он, когда я спросил, как США должны изменить приоритеты расходования ресурсов. — Что ещё более важно, я думаю, нам придется подсократить силы в Европе. В целом, я считаю, если вы служите в вооруженных силах США и не работаете над вопросом Китая [тут он на некоторое время прервался, чтобы отметить несколько более мелких, но тем не менее значимых проектов: ядерное сдерживание и „рентабельный" подход к контртеррористической деятельности], ищите себе новую работу».

Элбриджа Колби обычно зовут Бридж. Добавьте к его аристократическому имени аристократическое лицо (длинный нос, светлые волосы с пробором) и аристократическое наследие: его дед, Уильям Колби (William Colby), был директором ЦРУ при Никсоне, а его отец, Джонатан Колби (Jonathan Colby), — старший советник Carlyle Group, ориентированного на оборону гиганта прямых инвестиций. В Гарвардском колледже Бридж практически пересекся с Томом Коттоном (Tom Cotton), а в Йельской школе права — с Джошем Хоули (Josh Hawley). В 2015 году его кандидатуру рассматривали на роль советника Джеба Буша (Jeb Bush) по вопросам внешней политики. По информации Тhe Wall Street Journal, сотрудники кампании подорвали его шансы стать директором по вопросам внешней политики при Буше, распространив опасения, что он будет недостаточно воинственно вести себя в отношении Ирана. При Трампе Колби попал в Пентагон в качестве помощника первого министра обороны Трампа генерала Джима Мэттиса (Jim Mattis). Оставим в стороне Мэттиса, скептицизм администрации по отношению к неоконсервативному идеализму был Колби по нутру (как выражается сам Колби, надо всегда спрашивать: «А что нам с этого будет?»«). Нравились ему и попытки Трампа наказывать Китай. Следуя за Трампом, многие избранные республиканцы поколения Колби, среди них Коттон и Хоули, всё чаще называли Китай единственным злодеем, первоисточником экономического соперничества и угрозой национальной безопасности для целого будущего поколения. Тут Колби и нашел свою восходящую звезду. Этой осенью он публикует свою первую книгу «Стратегия отрицания» (The Strategy of Denial), в которой он предлагает военную стратегию для борьбы с Китаем. Летом уже вышли сигнальные экземпляры и Рич Лоури (Rich Lowry), редактор National Review, назвал книгу «великолепной». По его словам, к ней будут «постоянно обращаться, по мере борьбы с этим вызовом». Это намек, если таковой вообще нужен, что многие консерваторы верят, — конфликт никуда не исчезнет.

Книга Колби бесстрастная и зловещая. Он хочет, чтобы американцы готовились к войне с Китаем за Тайвань, поскольку это может предотвратить вторжение Китая на остров, а если предотвратить не получится, то только американское военное вмешательство, считает он, сможет сохранить Тайвань свободным. Он отмечает, что китайские лидеры десятилетиями настаивают, что Тайвань — это часть Китая, и доказывает, что Китай неуклонно наращивает военную силу: за четверть века бюджет ежегодно увеличивался примерно на 10%. Также он указывает на то, что китайский ВМФ превосходит американский по количеству кораблей, если ещё не по водоизмещению, а ракеты могут достичь американских баз по всей Азии и вплоть до Гонолулу. По мнению Колби, всё это делает вторжение китайцев на Тайвань возможным. Он считает это событие вероятным, а его последствия — ужасными. В книге его опасения не касаются прав человека, а имеют практически полностью стратегическое значение: успешное вторжение пошлет всем странам Азии (судя по его другим выступлением, Колби явно включает в их число Россию и Иран — прим. ред.) безошибочный сигнал о том, что Китай является господствующей державой региона. Становится ясным и ответ на вопрос, кто будет устанавливать законы экономического порядка — явно не США, а Китай.

Китай еще не напал, и это беспокоит пессимистов

Военные стратегии придумывают разные типы личностей: Колби — беспокойный человек. Он считает, что стремления Китая и наращивание военной мощи говорят об определенной угрозе: серии сфокусированных региональных войн, которые, вероятно, начнутся с Тайваня. Он набрасывает сценарии того, как США придется защищать или отвоевывать остров. После того, как на этой неделе Афганистан пал перед талибами, Global Times государственное СМИ Китая, опубликовало редакционную статью, в которой заявило:
«Из происходящего в Афганистане тайваньцам следует понять, что, как только в Тайваньском проливе вспыхнет война, крах защиты острова станет вопросом нескольких часов, а американские военные не придут на помощь». «Интуиция говорит мне: „Бридж, ты, наверное, преувеличиваешь", а мой разум отвечает: „Черт возьми!", — рассказывает мне Колби, добавляя, — Простите за формулировку». В его книге, рассматривающей стратегию на Дальнем Востоке как что-то вроде шахматной партии, утверждается, что, если Китай потерпит поражение в военной кампании за Тайвань, он будет вынужден противостоять «бремени эскалации» (расширения конфликта, в котором проигрывает) и, вероятнее всего, отступит. Однако же, если союзники Тайваня проиграют в ограниченной войне, им придется или отвоевать остров у Китая, или признать превосходство Китая на Дальнем Востоке. «Ситуация плоха уже сейчас и будет становиться хуже вплоть до момента, когда они смогут победить в битве за Тайвань, и они, вероятно, спустят курок. И Тайвань совсем не будет завершением».

Предупреждение для масс

Во время нашего разговора Колби, казалось, стремился подчеркнуть, что его предупреждение нацелено не на консервативную аудиторию, а на более широкие массы. Он волнуется, что начавшаяся после холодной войны пропаганда излишне убедила американцев в победах демократии, и теперь им трудно будет понять: в любом конфликте с Китаем Вашингтону придется сотрудничать с азиатскими странами (Вьетнамом, возможно, Малайзией или Индонезией), чья модель управления может нам не нравиться. Он беспокоится, сможет ли большинство американцев рассмотреть в сохранении независимого Тайваня свой интерес. По словам Колби, он написал свою книгу в основном для того, чтобы рассказать обычным американцам «очевидные факты» о том, почему они должны думать о защите Тайваня и «других уязвимых азиатских партнеров». «Великие державы создают торговые зоны, — говорит он. — Это и пытается сделать Китай. И если у китайцев будет торговая зона, в которой они будут господствовать, и которая будет составлять 50% мирового ВВП, готов поспорить, американцы будут страдать». В ноябре прошлого года, отмечает он, китайское правительство направило правительству Австралии список из 14 претензий: начиная от регулирования китайских компаний австралийским правительством и заканчивая критикой премьер-министра Австралии в адрес китайского правительства. Китай четверть века наращивал силы, говорит он. «В это десятилетие время проблемы пришло».

Американцы опять не готовы к войне

Я спросил Колби, насколько, на его взгляд, лидеры подготовили американцев к этому потенциальному конфликту. «Отличный вопрос, — ответил Колби. — Состояние ужасное».
«Это что, всерьез?» — таким может быть умный либеральный ответ Колби. Большую часть прошедших двух десятилетий американцы потратили на то, чтобы найти способ пережить катастрофические вторжения в Ирак и Афганистан, которые им навязали «ястребы». Сейчас полную глубину последнего фиаско стало настолько невозможно отрицать, что Министерство по делам ветеранов выпускает предупреждающие самоубийства листовки для бывших солдат, переживающих «моральные страдания». И в этот момент «ястребы» хотят навязать американцам еще один конфликт, который определит целое поколение?

Ответ Колби — попытаться отсечь трансформационное видение вечных войн от его жесткой позиции, доказать, что то были неоконсервативные авантюры и попытки демократизировать другие страны, а его реалистический лагерь не планирует менять режим и не стремится переделать Китай. «Что меня, честно говоря, по-настоящему злит, так это агрессивные неоконсерваторы и либеральные ястребы. Именно они израсходовали этот запас воли, — сказал мне Колби. — Сейчас американцы устали. Они настроены скептически. И они (неоконсерваторы) говорят: „Ой, мы будем бороться с исламофашизмом, потому что иначе мы превратимся в халифат", или что-то вроде этого. Но нет, произойдет совсем не это». Однако опыт Афганистана, описанный на этой неделе в новостях, подсказывает, что первоначальный идеологический замысел столкновения ради национальной безопасности (будь он «реалистическим» или «идеалистским») будет иметь значение совсем недолго: каждый конфликт быстро определяется принятыми в его разгар решениями«. Что важнее всего, так это то, будет ли этот конфликт существовать.

Среди республиканцев несложно отыскать направленные в адрес Китая воинственные замечания: Хоули осуждает крупнейшие технологические компании за их готовность продаться китайскому правительству, Марко Рубио (Marco Rubio) сосредоточился на теме преследования мусульман уйгуров в Китае, а Коттон продвигает «целенаправленное снижение зависимости» от экономики Китая, настаивая на том, что две великие державы окажутся в «затянувшихся сумерках, которые определят судьбу мира». По мере того, как китайское правительство ужесточает преследования мусульман уйгуров и усиливает давление на Гонконг, многие либералы также начинают беспокоиться, некоторые из причин их беспокойства сходны, а некоторые отличаются. «Обе страны представляют собой диаметрально противоположные системы управления, — на прошлой неделе написал в своей статье в Wall Street Journal Джордж Сорос (George Soros). — Отношения между Китаем и США быстро ухудшаются и могут привести к войне».

Разворот против Китая?

Билл Кристол (Bill Kristol), первый редактор the Weekly Standard, знаменитый своей приверженностью консервативной внешней политике, рассказал мне, что, за исключением начала холодной войны, он не может припомнить такой «быстрый разворот», затронувший весь внешнеполитический истеблишмент, как демократов, так и республиканцев, который мог бы сравниться с тем, что сейчас происходит в отношении Китая и кажется ему зачастую агрессивным. «Послушайте, я ястреб, — говорит Кристол, — но воинственность на Тайване нервирует даже меня. Именно там ситуация может выйти из-под контроля. Можно либо поощрять тайваньцев делать несколько глупые вещи, или поощрять ястребов в Китае говорить так: „Давайте действовать сейчас, потому что через пять лет станет хуже". В этих речах не так много деликатности».

На этой неделе в связи с кризисом в Афганистане говорили, что американская эра подошла к концу, что США — это наказанная и разоблаченная держава. Однако же от китайских ястребов можно было услышать противоположное: структуры американского вторжения лежат глубоко и политически разнятся, избавиться от них, вероятно, будет непросто. Я спросил Колби, что, по его мнению, объединяет меняющуюся Республиканскую партию с ситуацией вокруг Китая, и он ответил, — история об ущемлении прав. После ухода Трампа, рассказал он мне, «мы оказались деиндустриализованы, мы экономически не защищены, есть эти элиты… идет ущемление прав». По словам Колби, он чувствует в этой политике «антигегемонистский» дух, в котором отражается страх Китая. Как и многое из того, что сказал Колби, его оценка показалась мне умной и интересной, но при этом несколько усложненной. Реальная ситуация кажется более простой. Вовлеченность США в Афганистан заканчивается, а вместе с этим растет воинственность по отношению к Китаю и в тех аспектах, в которых ожидалось, и в тех, что нет. Вскоре мы можем вновь столкнуться с заявлениями о необходимости войны.

* террористическая организация, запрещенная в России

Бенджамин Уоллес-Уэллс (Benjamin Wallace-Wells) начал сотрудничество с The New Yorker в 2006 году и в 2015 году присоединился к журналу в качестве штатного автора. Он пишет об американской политике и обществе.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Оригинал публикации: Will the Next American War Be with China?

Источник


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments