alex54sar (alex54sar) wrote,
alex54sar
alex54sar

Category:

The Wall Street Journal (США): Россия и Китай наблюдают за уходом США

Джон Болтон (John Bolton)

Бывший советник Трампа Джон Болтон считает, что трагический уход США из Афганистана вызовет стратегическую реорганизацию мира. Китай и Россию он называет «главными глобальными противниками», которые уже пытаются «извлечь из этого выгоду» и сделать мир «хуже» для США. Пекин будет добиваться еще большего влияния в Пакистане, а Москва попытается сделать это в бывших советских республиках Центральной Азии

Встреча президентов России и США В. Путина и Дж. Байдена в ЖеневеУход Америки из Афганистана заканчивается трагически — и это имеет серьезные стратегические последствия. Одно из главных ошибочных суждений, лежащих в основе мантры «положить конец бесконечным войнам», заключалось в том, что вывод войск затронет только Афганистан. Напротив, этот уход представляет собой серьезную и глубоко прискорбную стратегическую реорганизацию США. Китай и Россия, наши главные глобальные противники, уже пытаются извлечь из этого выгоду.

Они и многие другие страны судят об уходе из Афганистана не только по его прямым последствиям для глобальных террористических угроз, но и по тому, что это говорит о целях, возможностях и решимости США во всем мире.

В ближайшей перспективе Китай, реагируя как на угрозы, исходящие из Афганистана, так и на возможности, которые он предоставляет, будет стремиться увеличить свое и без того значительное влияние в Пакистане. Россия будет делать то же самое в бывших советских республиках Центральной Азии. И обе эти страны будут расширять свои инициативы на Ближнем Востоке, зачастую вместе с Ираном. И особых признаков того, что Белый дом готов ответить на любую из этих угроз, не наблюдается.
В отдаленной перспективе Пекин и Москва используют естественное разделение труда, угрожая Америке и ее союзникам на трех различных театрах: Китай на длинной дуге своей периферии от Японии через Юго-Восточную Азию до Индии и Пакистана, Россия в Восточной и Центральной Европе, а российско-иранско-китайское партнерство — на Ближнем Востоке. При планировании своей политики США должны учитывать множество угроз, возникающих одновременно на этих и других театрах.

Это подчеркивает, насколько напряжена ситуация с нашими оборонными возможностями для защиты наших обширных интересов, особенно с учетом беспрецедентных требований к внутренним расходам, которые сейчас предъявляет президент Байден. Поэтому важнейшая задача Вашингтона состоит в том, чтобы каким-то образом обеспечить значительное увеличение оборонных бюджетов по всему спектру угроз — от терроризма до кибервойны. Заменить это одной лишь дипломатией невозможно.

Утверждение г-на Байдена о том, что Америке необходимо прекратить военные действия в Афганистане, чтобы более эффективно противостоять Китаю, на Си Цзиньпина впечатления не произведет. Вместо этого у Пекина появились новые возможности: укрепление своих интересов в Афганистане и Пакистане, защита от распространения исламского террора на Китай и активизация усилий по установлению гегемонии у себя на периферии, особенно в отношении Тайваня, Южно-Китайского моря и Индии.

Эти инициативы органично вписываются в экзистенциальную угрозу Пекина Западу, выходящую далеко за рамки нашего афганского фиаско.
Напротив, Вашингтон с трудом и неуклюже пытается совершать тактические маневры и предпринимать импровизационные действия в ответ на конкретные уловки Китая. Афганистан является убедительным стимулом для развития нашего более глубокого концептуального и стратегического мышления. При этом мы можем немедленно занять несколько важных политических позиций. Например, чтобы устранить двусмысленность в отношении наших обязательств по обороне Тайваня, мы должны разместить там военный контингент. Если говорить об этом театре, эти увеличения бюджета нам необходимы, чтобы усилить наше военно-морское присутствие в Восточно- и Южно-Китайском морях, тем самым обеспечив сдерживание Китая и противодействие его притязаниям на суверенитет.

Необходимо активизировать наши отношения с Индией, Вьетнамом и другими странами в области обороны. Круг задач «Четырехстороннего диалога» (Индия, Япония, Австралия и США) должен быть кардинально расширен, чтобы в него вошли задачи коллективной обороны, и сама «Четверка» должна рассмотреть вопрос о возможности расширения своего состава. Мы также должны все больше привлекать Китай к ответственности за его опасную политику распространения баллистических ракет и ядерных технологий среди таких стран, как Пакистан и Северная Корея.
Российский президент Владимир Путин, несомненно, обрадовался, увидев во время их июньского саммита слабого, дряхлеющего президента США, вспомнив Хрущева после встречи с Джоном Кеннеди в 1961 г. Последовавшие за саммитом капитуляции Джо Байдена по «Северному потоку — 2» и Афганистану теперь, несомненно, заставляют Владимира Путина широко улыбаться. В Центральной Азии он будет действовать агрессивно, чтобы остановить любой возрождающийся исламский терроризм, но его стратегическое внимание с учетом долгосрочной перспективы по-прежнему сосредоточено на европейских соседях России.

Путин видит хаос в Европе, которая опасается возобновления эндемического конфликта, главным образом потому, что она боится, что Америка дрогнет и даже практически откажется от участия в мировых делах. Хотя президенты Трамп и Байден не являются тенденцией (первый из них был отклонением, а второй — просто типичный демократ), то, что Байден не предупредил союзников по НАТО о своем уходе из Афганистана, понизило и без того невысокий уровень доверия. Неизбежных призывов к повышению «европейской» военно-политической роли ждет судьба предыдущих усилий. Европейский союз никогда не сможет стать глобальным геостратегическим игроком, поскольку он по обыкновению не столько задействует ресурсы, сколько прибегает к риторике.

Поэтому не стоит удивляться, что альянс НАТО, которому Байден вновь позволил расслабиться, оказался в состояния беспечности и самоуспокоенности, в котором ему только и остается, что бросить союзников из-за Афганистана. Вместо того чтобы обвинять Вашингтон в том, что тот слишком вмешивается, а затем в том, что тот недостаточно вмешивается, Европе нужно решить, серьезно ли она ценит коллективную самооборону в НАТО или просто ценит свое формальное присутствие в альянсе. Мнение Германии и других стран будет иметь значение, когда они приведут в соответствие свои оборонные возможности с размерами своих экономик. А пока этого не произошло, США следует сотрудничать с коалициями стран, не входящих в НАТО, в основном стран из Центральной и Восточной Европы, и странами, не входящими в НАТО, подвергающимся угрозам, расположенными сразу же сразу за ее пределами, чтобы противостоять имперским инстинктам Путина. Расстановку наших сил в Европе можно скорректировать соответствующим образом.

На Ближнем Востоке Иран является предпочтительным поставщиком нефти для Китая и партнером России в поддержке Башара Асада в Сирии. Для Пекина и Москвы Тегеран является «суррогатом» деятельности по дестабилизации и препятствием для расширения их влияния во всем регионе, что недавно продемонстрировало соглашение о военном сотрудничестве между Россией и Саудовской Аравией. Эр-Рияд пытается обезопасить себя от неодобрения США и возможного их сближения с Тегераном в духе Обамы. Арабы Персидского залива опасаются, что уход Америки из Афганистана может служить предвестником ухода из Ирака или даже с крупных военно-воздушных и военно-морских баз США в их странах. Разве не стоит подстраховаться?

Вашингтону категорически не следует возвращаться к ядерной сделке с Ираном, заключенной в 2015 году. С этим все просто, хотя администрация Байдена этого все еще не понимает. Главное признать то, что цели Ирана в корне противоречат целям Америки, Израиля и большинства стран арабского мира. Только смена правительства Тегерана дает шанс уменьшить угрозы во всем регионе, а Китай и Россия этого совсем не хотят.

К сожалению, для тех, кто считает, что вывод войск из Афганистана был единичным шагом с ограниченными последствиями, мир гораздо сложнее. Последствия этого уже крайне негативны, и Китай и Россия заинтересованы в том, чтобы сделать их еще хуже. Еще хуже для нас.

(Комментарии)

William Wahl
Слабак — это второе имя Байдена. Ни одно из этих предложений не пройдет. Байден представляет, что сделать Америку великой, означает поджать хвост и бежать домой.
Ariq Chowdhury
А сам Болтон верит в то, что он проповедует? Я думал, что он выступал против Трампа и участвовал в создании этой неприятной ситуации.
Zhou Y
Когда ты действительно сильный, другие либо уважают тебя, либо боятся тебя. В любом случае ты идешь вперед спокойно и уверенно.
Когда ты являешься, а только притворяешься сильным, другие будут смеяться над тобой, как над голым королем. Иногда другие не говорят тебе, что ты гол.
Мистер Болтон хочет, чтобы его уважали, несмотря на отсутствие у него власти и его работу в несостоятельных, обреченных на провал администрациях. Он — подстрекатель войн, который поддерживал все недавние войны и катастрофы от Ирака до Афганистана. Он хотел войны еще с двумя странами — с Ираном и Северной Кореей.
Он слишком долго притворялся. Король гол. Он — символ провалов и неудач. Усы не в состоянии скрыть его слабость и разочарование.
Brian Pate
Мистер Болтон, я полагаю, здесь следовало поступить так же, как вы поступили с Венесуэлой?
Dennis Hoffman
Когда Байден и его подчиненные рассматривали ситуацию в Афганистане, глубоких размышлений не было. Они выбрали наиболее идеологический подход, полный выход из страны, а не стратегический, который требовал наличия растяжек и разведки. Они доказали, что сейчас у нас страной управляет группа дилетантов.
Michael Lubes
Что ж, я благодарен за то, что в течение 20 лет Афганистану не давали превратиться в тренировочную базу для террористов, которые хотят убить нас здесь, в Штатах.
Конечно, мы по глупости пытались «построить государство» в Афганистане, но то, что в этой стране не осталось баз подготовки террористов, было важным достижением.
Sherri Liu
Как это Китай втягивает нас в войну? Каждый раз, когда США хотели начать войну с другой страной, они придумывали ложные поводы для общественности, война во Вьетнаме — из-за того, что вьетнамцы атаковали один из наших кораблей, когда ни один корабль не подвергался нападению. Война в Ираке — потому, что у них есть ОМП, когда у нах его не было. Китай? О, здесь разные лживые поводы —уйгуры, Тайвань, Южно-Китайское море…..
Jenny Gault
Можете быть уверены, что у Китая есть кое-что на Хантера и на Большого парня. Те, кто управляет Большим парнем, знают это… у них, вероятно, тоже есть кое-что на него.
Mario Bacalla
«Пекин будет добиваться еще большего влияния в Пакистане, а Москва попытается сделать это в бывших советских республиках Центральной Азии».
Ну и что? Они живут по соседству с этими людьми, а мы — нет. Пусть они этим займутся и посмотрят, что у них получится. Может быть, они предоставят им большую иностранную помощь, и тогда нам не придется делать этого, и вместо этого мы будем тратить деньги на себя.
Jean Madison
Байдену нужно разрешение, чтобы ответить на вопрос репортера. Как вы думаете, что ему разрешат сделать, когда Китай будет угрожать Тайваню или Россия вторгнется в Украину или страны Балтии?
Sherri Liu
Я бы хотел, чтобы мистер Болтон ответил на несколько простых вопросов:
1. Более 2,3 триллиона долларов, потраченных на войну в Афганистане, и 60 тысяч афганцев и 2400 с лишним американцев были убиты, несколько сотен тысяч были ранены или с живут посттравматическим расстройством, чего мы достигли?
2. После 20 лет оккупации США Афганистан является 7-й страной в мире по уровню бедности, что произошло?
3. Могут ли Китай и Россия сделать, чтобы там стало еще хуже, чем это?
Gerald Sievers
Россия и Китай уважали и боялись предыдущего президента. При нем мы освободили заложников! А с этим жалким человеком мы бросаем сотни американцев! Наши враги питают лишь отвращение к слабоумному Байдену и, без сомнения, будут угрожать безопасности нашего мира! Ведущие СМИ, крупные ИТ-компании и Вашингтон — все они вступили в могущественный сговор, чтобы избрать этого ужасного человека, который принимает только ужасные решения! Это все из-за них!
Kaitlin Suri
Интересно, что этот клоун пишет об условиях сегодня, когда он сделал все возможное, чтобы свалить все грехи на Трампа и добиться избрания Байдена.
J. Reynolds
Лидеры России и Китая знают, что теперь они могут практически беспрепятственно аннексировать любыми необходимыми средствами те части мира, которыми они хотят владеть и управлять.
Кто их остановит? Конечно, не наш президент, друг Бивиса.
Robert Ray
Представьте себе вторжение Китая на Тайвань, при этом было бы захвачено более 40% мирового производства полупроводников (и 100% производства самых передовых чипов). Представьте себе китайскую политику в виде зеркального ответа в виде отказа в полупроводниках для этого бумажного тигра США. Представьте, что автомобильная промышленность США обанкротилась вместе с большей частью нашей компьютерной и коммуникационной индустрии.
Michael Lubes
Честно говоря, Пакистан как наш «союзник» сработал не слишком хорошо, сэр.
Кроме того, я полностью за то, чтобы соседи Афганистана разделили страну (на основе принадлежности к племенам), даже если это даст России или Ирану то, что можно было бы считать «победой».
Stephen Phillips
Еще три с половиной года Джо.
Надеюсь, что мы продержимся.
Даже не говорите о Камале.
Она — полный провал, ходячая катастрофа.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Оригинал публикации:

Источник

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments