alex54sar (alex54sar) wrote,
alex54sar
alex54sar

Categories:

К 2100 году человечество расколется на биологические касты

Страшная картина нашего будушего. Напоминает фильм "Время" режиссера Эндрю Никкола, 2011 года.
В будущем биотехнологии и искусственный интеллект поделят общество на сверхлюдей и на бесполезный класс. Массы утратят свое экономическое и политическое влияние и в то же время не смогут позволить себе улучшить свои физические данные с помощью технологий. В результате общество расколется на биологические касты, прогнозирует в своей колонке в The Guardian израильский историк Юваль Ной Харари.
В своей колонке Юваль Ной Харари, автор книги «Homo Deus: краткая история завтрашнего дня», вспоминает этапы развития человеческого общества.

Он отмечает, что с появлением частной собственности неравенство между людьми усиливалось. Но гуманизм, либерализм и социализм направили этот процесс в обратную сторону.

К тому же индустриальные экономики нуждались в массовой армии и массовом труде, поэтому инвестировали в систему здравоохранения, образования и соцподдержки масс.Однако в постиндустриальном мире народ утрачивает прежнее значение и становится лишним. Армии обходятся группой профессиональных военных, которые управляют дронами и роботами, а фабрики заменяют рабочих умными станками и машинами. По мнению Харари, снижение роли масс в обществе приведет к формированию бесполезного класса.

«В 21 веке неравенство в обществе достигнет исторического максимума», — пишет историк. Развитие биотехнологий и биоинженерии позволит превратить экономическое неравенство в биологическое. Небольшая группа людей, элита, сможет «прокачать» свое тело и мозг, улучшив свои физические и когнитивные способности. Самосовершенствование обойдется дорого, поэтому доступно оно будет лишь единицам.

«В результате человечество расколется на биологические касты», — прогнозирует Харари. При этом историк отмечает, что в прошлом положение человека не определяло его интеллект или силу. Среднестатистический герцог не обладал большими талантами, чем крестьянин, его превосходство было обусловлено лишь юридическим и экономическим положением.

«Однако к 2100 году богатые действительно могут стать талантливее, креативнее и умнее бедняков. Как только возникнет этот разрыв между бедными и богатыми, уже ничего нельзя будет изменить», — предупреждает эксперт.
Возможно, предполагает Харари, некоторые государства, в которых укоренены гуманистические идеалы, продолжат поддерживать массы, даже несмотря на их бесполезность.

Например, дадут им доступ к видеоиграм и виртуальным мирам. Но другие страны, например, Китай, Бразилия или Южная Африка, могут сбросить лишний класс за борт общества. Харари приходит к выводу, что глобализация, в пользу которой высказываются многие лидеры ИТ-компаний, не даст людям равенство и свободу.

«Глобализация объединит мир вертикально, то есть сотрет национальные различия, но в то же время разделит человечество горизонтально», — заключает историк. В итоге неравенство достигнет невообразимого прежде масштаба.  И все-таки развитие технологий никогда не было детерминированным. Общество само будет выбирать, каким станет мир под их влиянием. Харари приводит в пример КНДР и Южную Корею, которые, владея изначально одинаковыми технологиями, пошли по диаметрально разному пути.

Юлия Красильникова

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments